Густав Курбе. Автопортрет

Гюстав Курбе. Автопортрет.
Гюстав Курбе. Автопортрет.

Этот натюрморт Курбе сложно найти в хорошем воспроизведении, но не рассказать о нем на страницах нашего блога было не правильно. Лаконичный still life, выполненный мастерски по цвету, с композиционной цитатой, отсылающей нас к trompe l’oeil, с юмором, отраженном в названии.

Курбе часто изображал себя на автопортретах с трубкой, что для иконографии того времени (середины XIX века) было признаком фривольного поведения, простительного разве что богемной среде художников. В этом автопортрете Курбе обошелся без человеческих черт, сосредоточив внимание зрителей на своей скромной спутнице — трубке. Не правда ли, в этом есть предчувствие Магритта с его «ce n’est pas une pomme»?

Это не натюрморт с трубкой. Это автопортрет художника.

Скульптурный натюрморт Фернандо Ботеро

Фернандо Ботеро. Натюрморт с арбузом. 1976-1977 г. Государственный Эрмитаж.
Фернандо Ботеро. Натюрморт с арбузом. 1976-1977 Государственный Эрмитаж.

О творчестве Фернандо Ботеро мы уже однажды говорили, только рассматривая его живописные работы. На днях гуляя по Эрмитажу, я нашла скульптурный натюрморт. Приглядевшись внимательнее к его пластике, я пришла в восторг от идеальных, обтекаемых и удивительно гармоничных форм, созданных художником. Ощущение текучего металла и в то же время передача фактуры реальных предметов — скатерти, кувшинов, фруктов. Общее впечатление от этой скульптуры у меня совершенно иное нежели от его «толсто-формых» персонажей живописи. Подобный художественный язык в объеме — на мой взгляд, адекватнее и интереснее, чем на плоcкости. Эта скульптура круглая, подразумевается ее восприятие в процессе обхода. Ее композиция безупречна со всех ракурсов. При пузатых, статичных формах предметов интересна медленная текучесть скатерть, разбивающая линию стола, динамичную линию также образуют силуэты предметов. Четыре ножки стола — симметричная опора, напоминающая пластику слона. Этот Стол-Слон вполне реальных, подходящих для человека размеров, но тем ярче ощущается контраст с нереально огромными предметами, расположенными на нем. Натюрморт Ботеро — это разбухание, изобилие и гипертрофия, но весь образ получился добрый и даже юмористический.

Фернандо Ботеро. Натюрморты

Ф. Ботеро. Пара.
Ф. Ботеро. Пара.

Как вам эта пара добропорядочных буржуа? Солидные, большие, уверенные, незыблемые в своем изобильном мире. Колумбийский художник Фернандо Ботеро (род. в 1932 году) часто изображал людей внушительных размеров. Он с любовью воссоздал их быт (вспомним сцены в ванной, в спальне), их семейные радости и порочные развлечения. Но в целом, этот разбухший мир благодушен и незлоблив. Собственно, к чему я все это рассказываю? Где натюрморты? Вот они. Конечно, людям надо есть, много есть. И еды в этих натюрмортах предостаточно.

Ф. Ботеро. Сыастливая годовщина.
Ф. Ботеро. Счастливая годовщина.

Это идеальная вывеска для кондитерского магазина. Или театральное действо — когда занавес открыт и представление уже началось: торт отрезан, банан очищен, разрезан лимон и готовы к действию столовые приборы.

Ф. Ботеро. Натюрморт с арбузом.
Ф. Ботеро. Натюрморт с арбузом.

Композиция этого сладкого still life создана по старинным образцам живописи, например, Хуана-Санчес Котана. Дымка мягкого света окутывает предметы, контуры размыты, здесь нет и не может быть конфликта, здесь все сахарно-позитивно и тепло.

Ф. Ботеро. Натюрморт с фруктами.
Ф. Ботеро. Натюрморт с фруктами.

Пухлая рука, возникающая из ниоткуда, которая хочет цапнуть большой фрукт. С другой стороны на нежные плоды покушается нож, такой же черно-белый, как и рука. В приоткрытом ящике стола виднеется моток ниток — и это уже другая история предмета, спрятанного под главным сюжетом. Движение создают воздушные складки драпировки и скатерти, еще мгновение — и нет груши, а плотные апельсины останутся спокойно лежать на своем месте — с грушей или без… им в сущности, все равно. Натюрморты Ботеро — суть жизни его персонажей. Жизнь вещей не особо отличается от жизни его людей — пухлых, больших, лишенных эмоций, безобидных кукол.

Ци Бай-ши. Философия живописи «гохуа»

Ци Бай-ши Приготовление, 1935 г.

Если меня спросят — в чем красота рисунка,

я отвечу — чем тоньше, тем лучше.

Откуда эти стихи, я и сам не знаю.

Эти строки принадлежат великолепному китайскому художнику, поэту и философу XX векаЦи Бай-ши (1863-1957). Мастер творил более семидесяти лет и оставил людям несколько тысяч своих произведений. Рисуя, он сравнивал себя с растениям и считал, что только слива мэйхуа способна понять его до конца, по его же словам — художник «купается в орхидеевой воде, моет волосы ароматом цветов».

На протяжении всей жизни Ци Бай-ши вел дневник, некоторые записи мне показались интересными, например, вот эта, где описывается детство мастера: «Придя из школы, я схватил кисть и тушечницу и принялся рисовать. Бог грома, которого я нарисовал, был больше похож на смешного попугая, а я все рисовал и рисовал, но не мог достичь сходства. Тогда я наложил на изображение лист прозрачной бумаги и перерисовал его. В то же время я начал рисовать старых рыбаков. Это было совсем нелегко, но я продолжал рисовать. Я рисовал также цветы, травы, птиц, животных, насекомых, рыб, лошадей, свиней, крабов, лягушек, бабочек, стрекоз — одним словом, все, что попадалось на глаза. Это все вещи, которые я очень люблю. Но как ни стремился я запечатлеть Юйгуна, результаты все еще были неутешительные». И тут надо пояснить, что родился Ци Бай-ши в очень бедной семье, и стал художник не благодаря, а вопреки обстоятельствам жизни.

Ци Бай-ши работает в технике «гохуа» (дословно — китайская живопись) — водяными красками на свитках из шелка и бумаги. Эта техника возникла на основе приемов  традиционной китайской живописи (изображение предмета с помощью пятен цвета и тонких линий на нейтральном фоне). В начале XX века художник много путешествует по Китаю, и своеобразным отчетом этих странствий становится пейзажные циклы: «Двадцать четыре пейзажа Шимэнь» и «Виды горы Цзе». Ци Бай-ши работал в разных жанрах, но прославились на весь мир его «цветы и птицы». Бамбук — как символ истинного, но опустошенного человека, бабочка — явь и сон, летучая мышь — символ счастья, кукушка на ветвях- говорит нам о лете — символов великое множество! Или вот еще трактовка по гармонии инь-ян: инь — это земля, деревья, вода, темные пятна, а ян — свет, цветы, горы. Ци Бай-ши был новатором сюжетов, в его картинах появляются новые герои — креветки, или неблагородные птицы — воробьи, сороки, вороны, тогда как традиционно изображались только благородные пернатые —  ястреб и орел.

Представленный сегодня натюрморт — редкий сюжет в живописи «гохуа». Чайник, жаровня, веер, втиснутые в пустоту белой бумаги, слеплены из случайных лепестков цвета. Они как виденье — то ли проявляющееся, то ли исчезающее. В основе этого предметного мира, созданного Ци Бай-ши, — пустота — как высшая степень осмысленности всего сущего.