Выставка “Катар между морем и пустыней. Искусство и наследие”

Выставка, посвященная искусству Катара, проходит сейчас в Этнографическом музее СПб. Меня восхитил тот культурный взлёт, который пережила эта маленькая страна в XX веке. Конечно, эти изменения произошли в том числе благодаря природным богатствам. А так бы до сих пор они добывали жемчуг старинным, опасным для жизни способом. Кстати, на фото макет корабля, с которого этот самый промысел осуществлялся. А на корабле, говорят, обязательно сидел музыкант, подбадривая и развлекая ловцов жемчуга (ну, и музыка Бизе сразу же приходит на ум). В связи с чем – лютня, аль уд и разные ударные – тут же, рядом. Кувшин на фото – почти с меня ростом. Это для кофе, как пишет этикетка, но туда вставлялись кувшины поменьше, и тогда достигался эффект термоса. Так или иначе, объема хватало на 300 чашек! Что я сделала после того, как пришла с выставки? Сварила кофе и откушала его с финиками.
Дамы в масках, какая экзотика – хотелось бы сказать! Но удивления мало, мы тоже все в масках, причины разные, но мода одна.
Ковроткачество – это отдельная огромная и самая удивительная часть выставки. Огромные полотна ковров выставлены на галереях. И это совершенно завораживающее зрелище! Можно погрузиться в созерцание и разбор орнамента, и постепенно ты оказываешься будто в другой реальности, может, в мультфильме, может, в грёзах. Иранские, турецкие, катарские ковры конца XIX-начала XX веков находились в коллекциях катарской знати, а теперь – в Петербурге.
Выставка, кстати, отлично оформлена. Но мне не хватило драгоценностей, хотя представлено довольно много образцов холодного оружия с великолепным ювелирным оформлением. Но душа просила побольше жемчуга и золота, может, потому что в 2015 году в Стамбуле я видела выставку диадем разных принцесс и королев из коллекции Катарского музея. И до сих пребываю в полном восторге!

Раковины моллюсков в голландских натюрмортах XVII века

В журнале “Художественная культура” вышла моя статья про изображение моллюсков натюрмортах голландцев.

Лекция “Неоготика в архитектуре Санкт-Петербурга и южных пригородов”

Средневековые замки, старинные легенды, рыцарские турниры – всё это привлекало художников, поэтов и писателей, а также монархов и богатых аристократов, которые помогали зодчим воплощать их архитектурные проекты. Так появились загородные дома, особняки и церкви с мотивами далёкой, мистической готики. Стрельчатые арки, множество орнаментальных деталей, скульптура и шпили – появились в застройке города и в пригородах Санкт-Петербурга. Мы рассмотрим некоторые особенности неоготики XVIII, XIX, и начала XX веков в убранстве фасадов нашего города.

Лекция “Петровский Петербург: от планов к реальности”

«Небываемое бывает» – это слова императора Петра I, которые были выгравированы на памятной медали в честь победы над шведами. Небываемое бывает, и на месте болотистых лесов может вырасти новый город, великолепный в своих ансамблях, парках и набережных. О первых этапах строительства Санкт-Петербурга, о судьбах приглашённых архитекторов, о европейских заимствованиях, воплощённых в российском городе, а также об особенностях задуманных и воплощённых проектов, расскажет Ольга Кулакова, выпускница Санкт-Петербургского государственного академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина.

2020: выставка ван Эйка в Генте

В феврале 2020 года в Генте открывается крупнейшая выставка, посвящённая творчеству нидерландского мастера XV века: ” Оптическая революция Ван Эйка: ” (“Van Eyck An Optical Revolution“).
В мире сохранилось около двадцати работ ван Эйка и около половины будут представлены на экспозиции, в том числе и те, которые долгое время находились на реставрации и не экспонировались. Кроме того, организаторы выставки обещают ещё и контекст эпохи, то есть картины современников ван Эйка.
Ян ван Эйк служил при дворе герцога Филиппа III Бургундского, прозванного Добрым. Герцог был покровителем рыцарства и искусств, собрал прекрасную библиотеку и коллекцию гобеленов. Во время его правления Бургундская капелла стала музыкальным центром Европы. Кроме того, Филипп покровительствовал художникам. Так, с поддержкой герцога расцвёл талант мастера ван Эйка, ставшего известным широко за пределами Бургундии.
Мнение об изобретении ван Эйком техники масляной живописи ошибочно, но совершенно справедливо то, что он в этой технике стал виртуозным мастером. Качество рисунка, светотеневой моделировки, объёмности предметного мира, глубины пространства не превзойдены ни одним художником. Ван Эйк открыл окно в свой мир реальности, очень похожей на наш, но это не гипер- и не фотореализм. Это совершенно особенный, красочный, немного сказочный мир, наполненный чудесами созерцания!