Индустриальная античность в Риме

Стопа античного колосса уютно разместилась среди змееподобных по-лаокооновски устрашающих механизмов XX века. Мощная установка электростанции, как ни странно, прекрасно рифмуется с фризами и метопами, с быками и тиграми, с бюстами, мышцами и драпировками. Удивительно сравнимыми оказались эти далекие по времени и назначению предметы, объединённые под одной крышей музея Монтемартини в Риме.

Centrale Montemartini была построена на берегу Тибра в 1912 году. Но технический прогресс двигался быстрее, чем это изящное сооружение из труб и рычагов. Электростанцию модернизировали уже в 1933 году, при Муссолини, далее в 1942 последовала новая модернизация, завершившаяся к 1952 году. И всё равно, к 1960-м оказалось, что эта машина, пережившая Вторую мировую и сохранившая эстетику стиля модерн, безвозвратно устарела и не нужна городу. Так она и осталось ждать своего часа возрождения.
Полвека спустя здание Капитолийского музея закрывали на ремонт, и часть экспозиции скульптуры переехала на территорию электростанции. Дерзкий эксперимент по сплаву техники и муз возымел успех. Электростанция, во главе с древнегреческим электроном радушно встретила новых жильцов, и их союз оказался достойным примером ребилдинга в архитектуре Рима.

Индустриальный стиль оформления зала не скрывает конструкций, демонстрирующих работу металла: большие окна с мелкой растекловкой, консоли, фермы, стержни и шарниры, опоры и балки – по сути дела, это рёбра и жилы, контрапосто и драпировка, напряжение поворота и опоры масс… Это музей, демонстрирующий тяжесть материального мира, преодолённую законами природы и вдохновением ваятеля.
Удивительно стройная концепция музея Монтемартини даёт новые смыслы скульптуре, которую не так-то просто воспринимать вне сюжета и вне телесного отклика “отзеркаливания”. Именно в этом соседстве с металлом можно ощутить работу линии и формы, полёт, падение, устойчивость, глубину, гибкость и текучесть.
Итак, колонный, котельный и машинный залы стали домом и храмом для римских богов и граждан, быков и львов, мрамора и мозаики. Созерцание – ценнейшее состояние, которое можно в полной мере испытать в пространстве этого музея, лишённого толп туристов и созданного как эстетский проект для ценителей и знатоков.


  • Если вы заплатите 1 дополнительный евро за билет в Капитолийские музеи (на 2017 год), то сможете посетить вот этот музей археологии и скульптуры Чентрале Монтемартини в придачу к сокровищам на Капитолийском холме. Правда придётся проехаться немного дальше от центра, посмотреть на нетуристический Рим (и ужаснуться….). В этом музее почти нет посетителей. И по пути можно заглянуть в знаменитую базилику Сан-Паоло-фуори-ле-Мура (Basilica di San Paolo fuori le Mura).
  • https://ru.wikipedia.org/wiki/Чентрале_Монтемартини
  • фото – Николя Кулакова

Скульптурный натюрморт Фернандо Ботеро

Фернандо Ботеро. Натюрморт с арбузом. 1976-1977 г. Государственный Эрмитаж.
Фернандо Ботеро. Натюрморт с арбузом. 1976-1977 Государственный Эрмитаж.

О творчестве Фернандо Ботеро мы уже однажды говорили, только рассматривая его живописные работы. На днях гуляя по Эрмитажу, я нашла скульптурный натюрморт. Приглядевшись внимательнее к его пластике, я пришла в восторг от идеальных, обтекаемых и удивительно гармоничных форм, созданных художником. Ощущение текучего металла и в то же время передача фактуры реальных предметов – скатерти, кувшинов, фруктов. Общее впечатление от этой скульптуры у меня совершенно иное нежели от его “толсто-формых” персонажей живописи. Подобный художественный язык в объеме – на мой взгляд, адекватнее и интереснее, чем на плоcкости. Эта скульптура круглая, подразумевается ее восприятие в процессе обхода. Ее композиция безупречна со всех ракурсов. При пузатых, статичных формах предметов интересна медленная текучесть скатерть, разбивающая линию стола, динамичную линию также образуют силуэты предметов. Четыре ножки стола – симметричная опора, напоминающая пластику слона. Этот Стол-Слон вполне реальных, подходящих для человека размеров, но тем ярче ощущается контраст с нереально огромными предметами, расположенными на нем. Натюрморт Ботеро – это разбухание, изобилие и гипертрофия, но весь образ получился добрый и даже юмористический.