Аристократические натюрморты Анн Валлайе-Косте

Анн Валлайе-Косте (Anne Vallayer-Coster, 1744 – 1818) – не самое знаменитое имя в мире. О женщинах-художницах вообще известно значительно меньше, потому что в истории живописи их, действительно, было меньше. Сложно было пробиться на этом поприще творчества и славы, потому что дом, семья и дети оставались в незыблемом приоритете. Рисуешь? Делай это для себя, украшай дом и радуй мужа.

Во Франции конца XVIII века пробиться в успешные и знаменитые живописцы было непросто и мужчинам. Во-первых, надо было выучиться. Освоить мастерство живописца, научиться работать в разных живописных техниках, строить композицию, владеть рисунком. И это мастерство стоит немало лет и труда! Во-вторых, надо было найти заказчиков, меценатов, которые готовые были покупать картины на протяжении многих лет, а для этого неплохо было бы угождать их вкусам и знать модные тенденции. Очень полезно участвовать в выставках Салона, где тоже были свои определённые правила отбора “хорошей” живописи и не очень. Дидро там был главным критиком и цензором. Не понравится организаторам Салона картина – и повесят её так, что будет она бликовать под потолком, и никто её не увидит. А, может, и вовсе не возьмут на выставку…


Один из распространенных способов знакомства с новой культурой Азии, приехавшей из Вест-Ост-Индских кампаний, – это собирание предметов курьезов и редкостей в частных кунсткамерах. А ещё можно использовать относительно новые предметы в сюжетах картин и гравюр! Изображения раковин моллюсков в гравюрах и станковых натюрмортах проявили массовое распространение в Европе в середине XVII века.


В общем, Анна оказалась умницей и победительницей по всем из перечисленных пунктов, а кроме того ей покровительствовала судьба или даже сам Аполлон с музами присылали ей посылки со счастливыми обстоятельствами. Так, Анна родилась в семье с художественными традициями, её отец был ювелиром и обучал её рисунку с ранних лет. В возрасте 26 лет её единогласно приняли в Академию живописи и скульптуры Парижа, высоко оценив несколько натюрмортов, представленных на выставке. Вскоре сама королева Мария-Антуанетта взяла покровительство над талантливой художницей. Ну, а потом мадемуазель Валлайе-Косте успешно вышла замуж за Жан-Пьера Сильвестра Косте, богатого адвоката, парламентария и уважаемого члена влиятельной семьи из Лотарингии, и стала мадам Валлайе-Косте.


Музыкальные инструменты – это не только греховный символ развлечения, праздности в натюрмортах vanitas, как трактуют многие исследователи. Здесь можно уловить более важный аспект: музыкальный инструмент, как аллегория слуха, «слышания», в более сложном понимании – как символ вселенской гармонии, или отсутствие её.


Разрабатывать сложные, многофигурные композиции на исторические темы – жанр самый престижный из всех существующих на тот момент в классификации европейской живописи – Анна не могла. Не имела права, потому что неизбежно столкнулась бы с необходимостью писать обнажённую натуру. А это совершенно неприлично для дамы того времени. Пусть голые зады пишут брутальные живописцы-мужчины, например, Шарль Лебрен или Себастьян Бурдон, а милые дамы должны довольствоваться милыми цветочками и предметами быта. И, возможно, портретами.


Очень похожий по композиционному и светотеневому решению натюрморт есть у Ж.Шардена тоже с атрибутами искусств. Интереснейшая тема для сравнения!..

Впрочем, как видно, мадам Валлаe-Косте весьма преуспела в разрешённом жанре натюрморта. Её живопись приятна и гармонична, мастерски проработан рисунок, великолепна решена перспектива, интересно подобраны ракурсы и свет. Художница попросту говоря умела рисовать, в наше время это редкое качество художника. А кроме того, она была талантлива, то есть проявляла оригинальные решения там, где казалось бы, уже всё давно сказано. Опираясь на традиции французской живописи, на опыт Ж. Шардена, Л. Бажена, воспринимая голландский натюрморт, как “Завтраки” Виллема Класа Хеды или Питера Класа, видя интересы своего времени – коллекционирование редкостей, музыкальные инструменты, научные приборы, Анн Валлайе-Косте создавала свои натюрморты. В деликатном синтезе реализма и поэтики цвета, в продуманной светотеневой моделировке, в устойчивой гармоничной композиции рождаются натюрморты Анны. Её живопись сохраняет в идеальном балансе традиции реализма и придворно-аристокартический эстетический вкус.

Канон голландского и фламандского искусства

Международная сеть CODART, объединяющая около 700 музейных специалистов по старому голландскому и фламандскому искусству, объявила о создании собственного канона — списка работ, имеющих особое значение для истории искусства. В CODART Canon вошли сто произведений, созданных до 1750 года. Канон утверждался на основании двух голосований: одно проводилось среди музейных кураторов, второе — среди широкой общественности. Результаты утвердил специальный комитет.
Итак, список!
Очень интересная подборка, рекомендую пробежаться. Там есть и графика, и скульптура. Сделаю обзор тех картин, которые упоминались в моих постах здесь.

Ghent Altarpiece Jan van Eyck, Hubert van Eyck, 1432
Великий часослов герцога Беррийского. Братья Лимбург, 1409-1415
Ян ван Хемессен. Весёлая компания. Ок. 1545-1550. Кунстхалле. Карлсруэ
Франс Снайдерс. В лавке Гос.Эрмитаж
Юдит Лейстер. Юный флейтист
Breakfast Piece Pieter Claesz., 1636
Питер де Хох. Дворик. Лондонская национальная галерея
Rachel Ruysch (1664 – 1750), Flower Still Life, 1726, Toledo Museum of Art, Toledo

Жан-Этьен Лиотар. Чайный натюрморт

Швейцарский художник Жан-Этьен Лиотар (Jean-Etienne Liotard, 1702-1789) создал этот натюрморт где-то в 1780-х годах. Простая композиция запечатлела беспорядок, оставленный после чаепития. Упавшие чашки, ложки, недоеденные ломтики хлеба – создают движение и интересные ракурсы там, где казалось бы, сервировка  этикет не позволяют фантазии художника разгуляться. 

Жан-Этьен  Лиотар был мастером техники пастели, в которой он создал ряд выразительнейших портретов и жанровых сцен. Но этот чайный натюрморт написан в технике масляной живописи, хотя и с сохранением особо шарма, нежности, легкой дымки гармоничного колорита, присущего пастели. Одновременно с поэзией колорита Лиотар создаёт фотографически-точные, узнаваемые, выверенные образы реального и очень красивого мира. К концу своей жизни Лиотар изложил свои творческие правила в трактате “О принципах и правилах живописи” (1781), которые исповедовал в своей живописи: он говорил, что живопись – есть зеркало природы, и считал себя художником правды. 

Лиотар много путешествовал, жил на Мальте, посещал Хиос, Сиракузы, Парос, несколько лет жил в Турции. Восточную моду (шинуазери, туркьери, мавританские мотивы), получившую в Европы XVIII века столь широкое распространение, художник воспринял непосредственно в путешествиях, через знакомство с культурой разных стран и городов. Лиотар не получил признание во французском салоне, несмотря на свою широкую популярность. Может быть, потому что был слишком эксцентричным в своей внешности и в поведении: носил турецкую одежду и длинную бороду. Но художник был радушно принят в английском профессиональном обществе и при дворе.

А вот работы английских коллег Лиотара, которые также обращались к теме чаепития. Чай в Англии полюбили и употребляли, несмотря на высокое цены и налоги на этот экзотический продукт. Фарфоровые наборы для чая аристократические семьи предпочитали Мейсенского (немецкого) или Севрского (французского) производства. Чайники первой половины XVII века чаще были серебряными с деревянной ручкой, позже их заменили привычные ныне – фарфоровые. Сами чашки напоминали скорее пиалы, без ручек и довольно широкой формы.
Если обратиться к оформлению чайного набора в натюрморте Лиотара, то видно, насколько прочно вошло в обиход увлечение азиатскими сюжетами и орнаментами. Впрочем, тут можно предположить ещё одну причину обращения художника к изображению столь изящной и подробной сцены китайской жизни на фарфоровых предметах. Дело в том, что в конце своего творческого и жизненного пути, в 1780-х годах Лиотар экспериментировал с живописью по стеклу и фарфору. Так что очень может быть, что автором этих изящных росписей был и сам художник.

P.S. О шоколаде и пастельных натюрмортах Лиотара обещаю написать немного позже! 
____________________________________________________________________________

  • Кудрикова С.Ф. Художники западной Европы. Библиографический словарь. Франция XV – XVIII веков. СПб., 2010 
  • Coutts Howard. The Art of Ceramics: European Ceramic Design 1500-1830, Yale University Press, 2001 

Дары природы Испании в картинах Луиса Мелендеса

Луис Мелендес (Luis Egidio Meléndez de Rivera Durazo y Santo Padre; 1716 – 1780) – испанский живописец, мастер натюрмортной живописи XVIII века. Его часто сравнивают с популярным в тот же период французским художником Шарденом. Но совершенно очевидно, что образы даров природы, созданные Мелендесом, иные, и скорее тяготеют к голландской живописи, где объектом интереса живописца по-прежнему остаётся натура, нежели к свето-теневые и колористические эксперименты французской школы. Мелендеса интересует изучение и передача качеств предметного мира и разной фактуры: прозрачности винограда, матовости слив, бликов стекла, кракелюр керамики, трещин рассохшегося дерева, мягкости сыра и пр.

Простой выбор сюжета натюрморта, нейтральный фон, в некотором роде монументальная лепка формы, ясная, крепкая композиция, продуманная схема света и тени роднят полотна Мелендеса с натюрмортами Хуана ван дер Хамена,  Котана и Сурбарана – поколения испанских барочных живописцев XVII века. Мелендес заставляет зрителя вместе с ним изучать, пристально вглядываться и тактильно ощущать материальный мир.

В 1748 году Мелендес по традициям того времени уезжает на стажировку в Италию, где проводит около четырёх лет. В 1753 году художник возвращается в Мадрид. Натюрморты с изображением растений и овощей Испании были созданы для покровителя Мелендеса, принца Астурийского, по-видимому, большого ценителя красивой и “вкусной” живописи.

Анатомические натюрморты Фредерика Рюйша

Frederik Ruysch's Anatomical drawings
Корнелис Хейбертс. Анатомический кабинет. Frederik Ruysch’s collection.
Frederik Ruysch's Anatomical drawings
Корнелис Хейбертс. Анатомический кабинет.

-Пошли смотреть на уродов в кунсткамеру! – вот, что чаще всего можно услышать о Санкт-Петербургском Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого. Несмотря на то, что Кунсткамера обладает уникальной коллекцией, мы все же чаще всего вспоминаем небольшую экспозицию забальзамированных уродцев, сплющенных в изящных банках и пробирках. Этим экспонатам около четырехсот лет, они были выкуплены Петром I в Амстердаме у талантливого анатома того времени Фредерика Рюйша. Именно Рюйш создал особый рецепт бальзамирования, который позволял сохранять форму и цвет препаратов на долгое время. Об этом ученом есть замечательная статья вот здесь для тех, кто заинтересовался подробностями этого вопроса.

Мне бы хотелось, в свою очередь, добавить лишь несколько комментариев по поводу содержания и истории создания приведенных выше натюрмортов. Они были созданы гравером Корнелисом Хейбертсом в 1710 году, когда Рюйш задумал реорганизовать и описать свою коллекцию редкостей. Для этого были созданы реальные натюрморты, составленные целиком из материалов анатомических вскрытий: почечных и желчных камней (скала, постамент), брыжейка-мезентерия (тончайший платочек), наполненные воском артерии (деревья) и т.д. Рюйш часто придумывал символическую программу подобным композициям: давал имена скелетам, например, Демокрит и Гераклит, дабы отразить борьбу философских взглядов, которыми была охвачена наука в то время. Или использовал иллюстрации к известным фразам, например, из Овидия: ” Omnia sunt homini tenui pendencia filo” “Жизнь человеческая висит на шелковой ниточке” – в правой руке одного из скелетов шелковая нить, на которой висит сердце.

Если отбросить символическое содержание этих рисунков, то перед нами смешение жанров: это и nature morte, и трехмерные анатомические иллюстрации, и аллегорическая сцена типа vanitas, и, в некотором роде, жанровая сцена. Приглядитесь: герои плачут, вытирают платком то, что когда-то было лицом, играют на несуществующих музыкальных инструментах (костях), выражают эмоции – все в лучших традициях барочной картины. Схема постановочного натюрморта с изображениями фруктов, цветов и предметов, так же как иконография мифологических и аллегорических сюжетов перекочевали в композицию с изображением скелетов и анатомических штудий. Эти рисунки, так же как и заспиртованные ручки-ножки в Кунсткамере, которые Рюйш трогательно украшал изящными кружевами, манжетами и жемчугом – удивительные явления единого художественного стиля эпохи.

Не секрет, что Рюйш увлекался живописью, но использовал эти навыки для того, чтобы зафиксировать состояние препаратов в цвете. А вот его дочь Рахель (Рашель) Рюйш стала довольно успешной художницей в жанре цветочного натюрморта и продолжала традиции Яна Давидса де Хема. А всем, кто дочитал статью с анатомическими подробностями до конца – приз: прекрасный цветочный натюрморт от дочери анатома Рюйша!