Западно-европейский натюрморт XIX-XX веков

Category Archive Западно-европейский натюрморт XIX-XX веков

Натюрморт из Гатчины.

Роспись стены в Гатчинском дворце.

Роспись стены в Гатчинском дворце.

Этот натюрморт я увидела в Гатчинском дворце, который располагается в пригороде Санкт-Петербурга. Гатчинский дворец еще называют замком за его лаконичные архитектурные формы, башни и облицовку фасадов суровым пудостским известняком, создающим мощную кладку. Интерьеры дворца роскошны — мраморная столовая, тронный зал, малиновая гостиная, опочивальня, украшенная уникальным французским шелком… К сожалению, большая часть этой красоты была разрушена в годы Великой Отечественной войны, но сейчас дворец восстанавливается быстрыми темпами.

Представленный сегодня натюрморт вполне обычен по своему содержанию — цветы в вазе, гирлянда, фрукты. В традиции интерьера барокко и рококо стены оформлялись уникальными орнаментами, изысканными, фантастическими сюжетами, так называемыми, гротесками. Здесь же художник предлагает натюрморт, выполненный по законам композиции станковой картины, с соблюдением зеркальной симметрии, уравновешенного центра, с ощущением границы рамы. И вместе с тем, этот натюрморт  несет совершенно четкую функциональную нагрузку: передана иллюзия реальных фруктов, цветов, вазы, архитектурной конструкции, значит пространство небольшой комнаты зрительно расширилось. А это важное решение в оформлении камерной комнаты, которая является всего лишь небольшим звеном в бесконечной анфиладной цепи. Именно эта роспись, которую Вы видите на фото, — реконструирована, а на противоположной стене можно увидеть сохраненный подлинник времен Ринальди. И честно говоря, трудно выбрать, что красивее — безупречное изображение, созданное в наши дни, или его истерзанный временем прародитель. Возможно, ответите на этот вопрос вы сами, когда посетите Гатчину, а там много интересного, и натюрмортов, кстати, тоже немало!

Сальвадор Дали. Живой натюрморт.

Сальвадор Дали. Живой натюрморт. 1956

Сальвадор Дали. Живой натюрморт. 1956

Пожалуй, невозможно найти человека, который бы ни разу не слышал имени Сальвадора Дали. Этот испанский живописец прославился на весь мир своей сюрреалистической живописью, манифестами типа «Я плюю на свою мать», своей скандальной книгой «Дневник одного гения», безумной мечтой усеять берег моря невдалеке от своей каталонской резиденции множеством слоновьих черепов… Сложно описать все, о чем мечтал, думал, говорил, что создавал этот гений-мистификатор-безумец. Пусть все это описывают биографы и исследователи сюрреализма. А я предлагаю внимательно посмотреть лишь на одну его картину «Живой натюрморт». Что там происходит?
Первая мысль, возникшая у меня при просмотре этого натюрморта – что у всех предметов случился неконтролируемый приступ левитации. Может, это земля сошла с оси, может, вострубил ангел, объявляя конец света? Суша, вода и солнце смешались на горизонте, объявляя торжество последнего кровавого заката на планете Земля.
Вещи уже потеряли свои свойства и функции, и мы наблюдаем процесс потери формы. Натюрморт, расположенный на столе, ожил: вазы, нож, бутылка, фрукты – все пустилось в безумный пляс. И еще, приглядитесь, разрушается воздушная атмосфера, она уплотняется и теряет свою прозрачность. Стол наполовину прикрыт скатертью (как на картинах старых мастеров), но полотно постепенно, сантиметр за сантиметром отрывается и оголяет адско-алую поверхность стола.
Еще один интересный предмет, который держит рука невидимого человека – рог носорога. Может, именно этот рог явился инициатором левитации и оживания предметов? В мировоззрении Дали это вполне возможно, потому что рог носорога для него – священный и мистический предмет, наравне с черепом слона. Эта сюрреалистическая реальность сводит с ума, чем больше погружаешься в нее, тем более настоящей она кажется. Пора останавливаться…
«В течение шести месяцев,- вспоминает Дали,- я преследовал цель овладеть техникой старых мастеров, постичь тайну их взрывчатой неподвижности предмета». В натюрмортах Дали предметы потеряли неподвижность, но обрели безумное темпераментное движение. Этот вихрь танго nature vivante разрушает наше представление о реальности. Но в мире, где правит рог носорога возможно все, даже «Живой натюрморт».

Морис Эшер. Натюрморт с рептилиями

Морис Эшер. Натюрморт с рептилиями. Литография, 1943 г.

Морис Эшер. Натюрморт с рептилиями.

Загадочен, точен, иррационален и логичен мир удивительного голландского художника Мориса Корнелиуса Эшера (Maurits Cornelis Escher). Эшер уникален в своем творческом методе, да и в восприятии жизни в целом. Его работы остаются загадками для математиков и философов. Он создал неповторимую игру с пространством, временем, формой. Кто не знаком с гравюрами Эшера, может подумать, что я слишком восторженно о нем отзываюсь, но посмотрите сами! Что происходит в этом натюрморте с рептилиями? Сначала не замечаешь ничего особенного. Но графика создает особый мир линий, пятен, света и тени. Чем больше всматриваешься в эту картину, тем больше погружаешься в черно-белый мир плоскостного пространства. Маленькие ящерки оживают и выползают из мозаики, лежащей на столе. Они идут по кругу, наталкиваясь на препятствия, подъемы, спуски, и, наконец-то — кульминация – одна ящерка чихает или фыркает, и возвращается по кругу обратно, в картинку, из которой когда-то вышла. Художник создал натюрморт, где живое и мертвое переплетаются так тесно, что невозможно провести разделительную грань. Казалось бы, живо то, что двигается и чихает, но оно тут же превращается в неживое – статичное и даже схематичное! Динамика превращения стремительна, изменчивость мира мгновенна. Тут можно сколько угодно толковать о символе жизни, о рождении-смерти-воскрешении. Эшер, продолжая традиции старых голландских мастеров, (может, это генетическая память) остается верен точному и реалистичному изображению. Он уделяет внимание каждой детали, каждой черточке, каждому предмету. И также как натюрморт «малых голландцев», still life Эшера заставляет нас размышлять, отгадывать его скрытый смысл, искать – и всю жизнь получать разные ответы. На этом сайте Вы сможете посмотреть краткие интервью с мастером, и найти еще много интересного, очень рекомендую.

P.S. и еще одно маленькое дополнение. Посмотрите мультфильм «Болеро» — на мой взгляд, и музыка Равеля, и мультипликация Ивана  Максимова очень перекликаются с этим натюрмортом Эшера.

Поль Сезанн. Натюрморт с драпировкой

Поль Сезанн. Натюрморт с драпировкой.

Поль Сезанн. Натюрморт с драпировкой.

Флобер, Бодлер, Золя, Мане, Писсаро – великая эпоха французской литературы и живописи, к которой так же принадлежит герой нашей сегодняшнего выпуска.
Поль Сезанн родился в городке Экс-ан Прованс 19 января 1839 года и умер там же 22 октября 1906 года. Большая часть его творческой жизни связана с импрессионизмом, но нужно отметить, что в последний раз Сезанн участвовал в выставке импрессионистов в 1877 году. Можно с уверенностью сказать, что к этому моменту Сезанн начала ощущать расхождения с идеями импрессионизма и углубился в поиски своего понимания живописи. Представленный сегодня натюрморт написан в 1899 году, а значит, отражает собственный стиль художника, воспринявшего импрессионизм, но решившего идти дорогой своего таланта.
В одной короткой статье довольно сложно объяснить все особенности художественного метода Сезанна. Для первого знакомства с творчеством этого художника, можно обратиться к его же письмам, где он много говорит об искусстве: «Искусство – это толкование природы. «…» Трактуйте природу посредством цилиндра, шара, конуса – все в перспективном сокращении. «…» Я хочу сказать, что в апельсине, в яблоке, шаре, голове, каждом предмете всегда есть самая выпуклая точка, и, несмотря на сильнейшее воздействие тени, света и цветовых ощущений, эта точка ближе всего к нашему глазу; края предметов бегут к центру, помещенному на нашем горизонте».
Сезанн стремился создать образ того, что мы видим, без искажения, без вмешательств чувств или разума, без какой-либо интерпретации. На мой взгляд, это утопическая мечта, потому что нет и не может быть «объективного» восприятия природы. У каждого из нас слишком разный жизненный и художественный опыт. Был ли именно таким кувшин в реальности? Могли бы именно так быть освещены фрукты? Может ли драпировка сложится именно в такие складки? И возможно ли, что перспективное сокращение пространства, показанное в этом натюрморте, безупречно?..
У меня дома долгое время висела репродукция этого натюрморта. Я использовала его как своеобразную «арт-терапию». От него было хорошо, он передавал мне спокойствие и гармонию живописного мира. И за эти минуты радости и успокоения хочу сказать спасибо Сезанну. Думаю, о таком воздействии живописи на зрителя мечтает каждый художник.

Камиль Писсарро. Натюрморт с перцами.

Камиль Писсарро. Натюрморт с перцами

Камиль Писсарро. Натюрморт с перцами

Вообще-то, из всех периодов, стран и направлений я больше всего люблю натюрморты голландцев XVII века. У меня к их картинам какая-то непонятная привязанность, может, это «привет» из прошлой жизни…

Но, знакомясь ближе с другими странами и эпохами, я открываю для себя много нового и интересного. Думала сделать статью о Сезанне – невероятно знаменитом и талантливом создателе still life, но читая его биографию, выяснила, что учителем и наставником Сезанна был Камиль Писсарро. Этот бородатый старец, не расстающийся со своей трубкой «пейзажиста» тоже писал натюрморты. Вот в этот, с перцами, я влюбилась! И решила, раз так сложилось, пусть Сезанн уступит сегодня место Писсарро.

В этом натюрморте мы видим классическую композицию «пирамиды», чуть сдвинутой от центра – использование этой компоновки предметов в бесконечном множестве вариантов воспроизведено у голландцев. Но Писсарро вводит свой натюрморт в пространство интерьера – мы видим угол пестрой стены, цветастый ковер, в отличие от голландского «веще-центризма», здесь, в мире impression, солирует среда – свет, воздух, атмосфера. Интересен еще подбор предметов: по-осеннему спелые перцы, бутылка вина, и вроде как сахарница, если я не ошибаюсь. Опять-таки, такой набор вещей для голландцев совершенно невозможен, потому что нефункционален. Но в мире импрессионизма другая логика – цветовая и фактурная: глянцевый перец, гладкая поверхность сахарницы, и такое же горлышко бутылки, тут же шершавая плетенка, окутывающая бутылку, сахарницу – перекликается с деревом стола. Колорит, передача световоздушной среды, блики, аккорд зеленого и красного, дымка серо-голубого – это совершенно неповторимые особенности стиля Писсарро. Все очень логично.

Я неслучайно сравниваю этот натюрморт Писсарро 1899 года с натюрмортами «малых голландцев» далекого XVII века. Импрессионисты любили использовать старинную форму, и, кстати, не только в живописи, но и в музыке. В качестве иллюстрации, предлагаю Вам послушать менуэт — 2 часть из сонатины Мориса Равеля для фортепиано (fis-moll) .

P.S. Возвращаясь к натюрморту: горлышко бутылки чуть наклонено, думаю, художник нам показал то самое вино «Blanc de Blanc» с интересной историей. Однажды король Людовик XIV заказал к обеду бутылку «Blanc de Blanc». Вино было отличным, только горлышко у бутылки почему-то оказалось кривоватым. Разгневанный король потребовал к себе производителя. На вопрос, как он мог допустить такую оплошность, сообразительный винодел ответил: «Бутылка склоняется перед блеском Вашего Величества!» С тех пор все вина от Жан-Поля Шене и его потомков выпускаются с таким вот наклоненным горлышком.