Илья Машков. «Снедь московская. Хлебы»

Илья Машков. «Снедь московская. Хлебы»

Илья Машков. "Снедь московская.Хлебы"

Илья Машков. "Снедь московская.Хлебы"

Натюрморт – это изображение вещественного мира, а вещь, как известно, имеет форму, цвет, фактуру, а иногда запах и вкус. Натюрморт, с которым мы знакомимся сегодня, великолепно передает именно последние характеристики, активизируя чувства вкуса и обоняния у зрителя. И то, и другое помогает нам понимать полноту жизни, вспомните, насколько блекнет мир, когда нас мучает насморк…
Русский художник Илья Машков (1881-1944) о своем диптихе «Снедь московская» говорил: «Писал два натюрморта, продукт сельского труда, человеческое питание, снедь, мясо и хлеба русские… Мне хотелось в этом незамысловатом сюжете показать реалистическое искусство. «Мясо и дичь» — я сознательно придерживался принципов старых великих мастеров-классиков. «Хлебы» — это наша московская рядовая пекарня своего времени, примерно Смоленский рынок, и композиция как бы безалаберная, но нашенская, московская, тутошняя, а не парижская».
Итак, натюрморт «Снедь московская. Хлебы» (1924, Государственная Третьяковская галерея). Здесь нет скромной still life, жизнь в этой картине более чем активная: связки баранок вот-вот упадут с полки, крендель «делает колесо», из-за занавески стыдливо выглядывает лепешка, аппетитная обойма булочек борется за место с расстегаем. Это изобилие… снеди, а ведь по-другому и не скажешь, разламывается, откусывается, растаивает, рассыпается, проминается, или режется. Это вкусно!
Искусствовед и филолог С.Н. Дурылин в своей книге «В родном углу» описывает быт старой Москвы, и в том числе говорит о столичном хлебосольстве: «Из ржаной муки выпекали пеклеванный (из мелко смолотой и просеянной просяной и ржаной муки), бородинский, стародубский и рижский. Из пшеничной муки сорта были неисчислимы: «французские булки», простые с поджаристым загибом, обсыпанные мукою; маленькие копеечные французские хлебцы, именовавшиеся попросту «жуликами»; витушки из перевитых жгутов крутого теста; саечки, обсыпанные маком или крупной солью; сайки простые, выпекавшиеся на соломе, с золотыми соломинками, приставшими в исподу; калачи крупные и калачи мелкие и т.д.»
Думаю, что этот натюрморт трогает современного зрителя еще и потому, что в наш санитарно-гигиенический век редко встретишь на прилавках магазинов хлеб без целлофана. Запах и ощущения, как правило, заперты под капсулой коробки или пакета, а тут витрина буйства вкуса и съедобной свободы!

P.S. О натюрморте «Снедь московская. Мясо, дичь» (1924 год) я расскажу вам в другой раз…

Comments

  • Елена Терновенко | Сен 27,2008

    Оля и Влад! Вы молодцы!!!
    Вкладывать энергию в заведомо некоммерческий и такой узконаправленный проект — это сильно!
    Желаю, чтобы любители натюрмортов нашли бы друг друга на вашем сайте! Чтобы была обратная связь и востребованность!

  • Ольга admin | Сен 27,2008

    Спасибо! Надеемся, и ты нас будешь посещать иногда. И комментировать, конечно!

  • Елена Терновенко | Сен 27,2008

    Ок! Хотя, честно говоря, до эстетического наслаждения от восприятия натюрмортов я пока не доросла 🙂

  • Leave a Reply

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *