Джузеппе Арчимбольдо в Риме

Сегодня хочу рассказать о мастере позднего Ренессанса Джузеппе Арчимбольдо (1526/27, Милан – 1593, Милан), прославившегося своими удивительными натюрмортно-портреными образами, и о выставке его картин, которая состоялась в ноябре 2017 года в палаццо Барберини в Риме, и где мне посчастливилось побывать.

Выставка была сделана идеально! Выше всяких похвал и в адрес концепции, и оформления, и по собранному контексту. Не припомню уже все подробности, но совершенно точно был отдельный рассказ о предшественниках, о витражном творчестве мастера, о портретах, о рисунках, и конечно, о самых прославленных его работах-циклах. 

О предшественниках
Например, работа Мартино Пьяцца (Martino Piazza) – итальянского художника, работавшего в городе Лоди, в Ломбардии, в начале XVI века. По тонкому профилю Мадонны видно влияние Леонардо да Винчи

О витражах
 Эскизы витражей, рассказывающие историю св. Екатерины Александрийской, гербов, витражей – вот дебютные работы Арчимбольдо, прикладного значения, но оценённые весьма высоко:

“Это художник редкого таланта, также весьма сведущий в других дисциплинах; доказав свои достоинства художника и экстравагантного живописца не только на родине, но и за границей, он снискал наивысшие похвалы, и слава о нём дошла до Германского императорского двора” – так писал в 1562 году о художнике его друг Паоло Мориджа. 

Знаменитые картины
В 1562 году Арчимбольдо был приглашён к императорскому двору в Прагу. Он работал при таких монархах, как Фердинанд I, Максимилиан II и Рудольф II (отличавшийся своим безумным нравом и странным эстетическим вкусом). И, меж тем, живопись Арчимбольдо была невероятно популярна при всех этих германских правителях. Художник был обласкан вниманием, деньгами, дружбой и обожанием. Ему удалось найти именно тот самый тон, композицию, оригинальность, юмор, доселе неизведанное сочетание жанров живописи, – что пришлось по вкусу очень взыскательным ценителям прекрасного. Кроме того, он служил императорам и как архитектор, и как инженер, и как театральный художник, организующий придворные праздники. 

Что можно сказать об этих химерах, гибридах и аллегориях при знакомстве с подлинными картинами? Что это прекрасная живопись, от которой невозможно оторвать глаз. Эти небольшие работы из серии “Времена года” и “Элементы” потрясают своей аккуратностью и одновременно виртуозностью техники, которую невозможно не оценить, даже если сами образы воспринимаются в вашей системе эстетического, как безобразные. 

“Точно так же, как, добавляя к белому цвету чёрный, чтобы изобразить повышение тона, он умел пользоваться желтым и другими цветами, используя белый для самых низких, доступных человеческому голосу но, зелёный и синий – для средних по высоте, а самые яркие цвета и тёмно-коричневый – для самых высоких: это было возможно благодаря тому, что один цвет буквально поглощался другим и следовал за ним подобно тени. За белым следовал жёлтый, за жёлтым – зелёный, за зелёным – синий,за синим – фиолетовый – ярко-красный; так же как тенор следует за басом, альт следует за тенором, сопрано следует за альтом” – рассказывает Грегорио Команини о живописно методе Арчимбольдо, основанном на пифагорийском представлении о сопоставлении тонов и полутонов. 

Портреты
“А умел ли Арчимбольдо рисовать не фруктово-рыбных, а нормальных людей?” – можно спросить, пресытившись экзотикой. Посмотрите на эти нежнейшие девичьи образы императорских наследниц и придворных девиц – прекрасные портреты!

Научный контекст
Интерес Арчимбольдо к изучению природы и естественно-научный контекст также отражён на выставке отдельной экспозицией. 

Леонарт Фукс – немецкий учёный, ботаник, создавший в 1542 году знаменитый ботанический трактат, где описание растений и их классификация стали образцовыми для ботанической науки. Пьетро Маттиоли – итальянский ботаник и врач, который в 1544 году опубликовал критический анализ трактата знаменитого античного ученого Диоскорида. Наконец, Альдрованди – итальянский ботаник и зоолог, собравший множество изображений растений и животных. но, как видно, на разворотах “Ornithologiae” встречаются и фантастические птицы, и легенды о поведении, в частности, пеликана, который будто бы кормит своих птенцов собственной плотью.

Последователи
А выставка Арчимбольдо тем временем подходит к концу. Хочу показать еще парочку антропоморфных пейзажей художников-последователей. При расфокусировке внимания зрителя эти ландшафты превращаются в лица людей. В общем-то, наверное, не случайно, интерес к наследию Джузеппе Арчимбольдо  восстановили художники сюрреалисты, считая его чуть ли не своим предтечей. 

  • ______________________________________________________________________
  • Кригерскорте В. Джузеппе Арчимбольдо. пер. Фолманис А.Г. Taschen – Арт-родник, 2002 
  • фото  – Николая Кулакова 

Джузеппе Арчимбольдо. “Садовник”

Джузеппе Арчимбольдо "Садовник"
Джузеппе Арчимбольдо

На днях я писала пост о Сальвадоре Дали. Рассказывала о его мистификациях, чудачествах и проделках. А сегодня я вспомнила еще об одной эксцентрической личности – итальянском художнике, который жил и творил в XVI веке. Его живопись была забыта на несколько веков и открыта вновь – как раз художниками-сюрреалистами.

Итальянец Джузеппе Арчимбольдо (1527 – 1593) в 1562 году обосновался в Праге, где служил 26 лет в качестве придворного портретиста. Именно в Праге были созданы типичные для Арчимбольдо произведения того оригинального характера, которым до сих пор славится его живопись. В XVI веке географические открытия, частые поездки на Восток, развитие наук способствовали росту интереса к коллекционированию всяких редкостей. Так появились кунсткамеры, коллекции экзотических предметов и растений. Благодаря собраниям редкостей Арчимбольдо смог близко изучать животных и растения, которые изображал в своих картинах. Художник творил фантастические создания, они намекают на аналогию между человеком и космосом, отражают зооморфические символы, заключают в себе сложные аллегории.
Натюрморт «Садовник» относится к сериям так называемых обратимых картин, в которых используется принцип анаморфозы. Явление анаморфозы состоит в перестановке элементов и использовании законов линейной перспективы для того, чтобы создать новое изображение. Другим отправным пунктом для создания подобных картин могло стать кулинарное искусство: до нас дошли описания поразительных банкетов, на которых блюда представляли собой целые композиции, созданные настоящими художниками (в качестве иллюстрации могу порекомендовать фильм «Ватель» с Жераром Депардье и Умой Турман).
Мое первое впечатление от живописи этого виртуоза эпохи Возрождения – восторг и восхищение. Стремясь поделиться с друзьями своим «открытием», я услышала совершенно иные оценки: «Это шутки?», «Прикольно, но разве это красиво?», «Это не эстетично и к искусству никакого отношения не имеет». Меня очень удивило то, что зрителям XXI века ближе творчество Дали, Малевича и Эрнста, состоящее из образов субъективного мира, нежели природные аллегории Арчимбольдо. Изменение жизни, и как следствие, форм изобразительного искусства и языка образов, символов – все это подчас не дает нам в полной мере оценить и понять содержание картины, замысел авторов прошлого, скажу больше – мышление эпохи. Впрочем, живые метаморфозы Арчимбольдо продолжают жить своей жизнью, по своим законам. Они могут о многом рассказать, но только тому, кто их об этом попросит. Возможно, их время еще не пришло…