Мотивы средневековья в архитектуре стиля модерн в Риге

Вопрос “чистоты” и новизны стиля модерн, проявившегося ярко и самобытно в европейской архитектуре начала XX века, остаётся открытым. Считать ли нео-стили, романтические веяния, ретроспективизм и очевидные заимствования из стилей прошлого – тоже модерном? Думаю, что чем дальше во времени от этого периода мы будем находиться, тем больше вероятности, что эти направления будут объединяться в единый термин “модерн”, который сейчас ассоциируется с чем-то безусловно красивым, изящным, немного вычурным, цветным, вьющимся и подвижным.
Внеся в архитектурный язык принципиально новые понятия: орнаментальный мотив “удар бича“, большие оконные проёмы (иногда необычной формы), асимметричные фасады, удобные интерьеры, активное использование металлических конструкций, цвета и фактуры, etc. – одновременно с этим, стиль модерн впитал традиции прошлого. И частенько архитекторы виртуозно цитируют мотивы разных стилей, особенно загадочного и далёкого средневековья. Иногда достаточно небольшого визуального намёка, чтоб возникла та или иная ассоциация.
Что такое романская архитектура по быстрым воспоминаниям? Это мощная кладка и бойницы, пузатые башни укреплений и зубцы. А если надо запечатлеть готику как мимолётный, быстрый скетч, сделанный на ступенях перед собором? Скорее всего, надо нарисовать быстрый ритм вертикальных прямых, множество элементов: узких, стремящихся ввысь, параллельных, острых.
Фасады средневековых зданий увенчаны щипцами, шпилями, острыми пиками наверший, башенками. Готика в городах северной Германии, Польше или Нидерландах имеет свои узнаваемые черты, это прежде всего, ступенчатые фронтоны, словно короны-кокошники, украшающие фасады домов.
Достаточно некоторых намёков, лёгкий абрис – и вот уже нам заманчиво-интересно смотреть на дом, рифмующий далёко прошлое с современностью. Некоторые архитектурные решения в модерне Риги в этом смысле точны, аутентичны и уместны. Можно посмотреть настоящее средневековье в старом городе, а потом прогуляться по улице Альберта, Бривибас, заметив красивые цитаты и мотивы в архитектуре начала XX века.



  • Рига. Модерн. Образы и детали – традиции в архитектуре Риги. Текст: А. Брудерис, перевод: В. Ругайс, 2007

Путеводители Рима: чудеса и святыни

Путеводитель – вроде бы такая простая книга, которая объединяет географическую карту, искусствоведческие заметки, исторический обзор, бытовые рекомендации и многое другое, нужное путешественнику. Но, если задуматься, когда она появилась, и как выглядела? Очевидно, её появление связано с туризмом. А какой город Европы самый туристически привлекательный уже много веков? Конечно, многопластовый, непознаваемый, великолепный, имперский и христианский Рим!

Ещё с XII века интерес к искусству древнего, античного Рима, а также чудесам этого города, бытующим на тот момент, был весьма активен не только среди паломников, но и среди аристократии. Англичанин, магистр Григорий Оксфордский, посетив Рим, совершил обмеры многих классических зданий, и был так поражён «колдовским наваждением» прекрасной статуи Венеры, что посещал её вновь и вновь, а затем составил прото-путеводитель по Риму[1]. Ссылаясь на заметки паломников и не-паломников, он описывал древнеримские сооружения и скульптуры, устройство базилик, а также всевозможные легенды и чудеса.

Первые путеводители по Риму начали появляться с 1300 года, и вот в связи с чем. Этот год папа Бонифаций VIII[2] объявил юбилейным[3] для христиан. Именно в 1300 году католикам, которые раскаялись и исповедались в своих грехах, посетили собор Святого Петра и базилику Апостола Павла за городскими стенами, даровалась полная индульгенция. Определение этой традиции в XIV веке имело не только религиозные, но ещё и политико-экономические причины. Сместив центр христианской жизни из Иерусалима в Рим, папа Бонифаций прервал череду крестовых походов, которые к тому моменту оказывали негативное влияние на имидж пап и уже не приносили никакой пользы. Так, Рим стал центром паломничества христиан, получая набожных паломников и восторженных туристов, а также свежие финансовые вливания.

Но вернёмся к путеводителям. К концу XV века немецкие типографы и книготорговцы начали издавать «Mirabilia Urbis Romae» – «Чудеса города Рима» и «Indulgentiae Ecclesiarum Urbis Romae» – рассказ о семи основных паломнических базиликах. В 1552 году архитектор Андреа Палладио описал основные памятники древнего Рима. И в 1558 году книгоиздатель из Венеции Джироламо Франчино (Girolamo Francino) издал наиболее полный путеводитель, объединив “Mirabilia”, и «Indulgentiae”, да ещё и с комментариями Палладио: для путешественников, любителей античности и паломников – с небольшими ксилографиями, изображающими фасады базилик. Сами гравюры не имеют особой художественной ценности, они схематичные и фиксационные. Кстати, о последнем их качестве тоже ведутся споры: не привлекалась ли фантазия и грядущие (но часто не осуществлённые) планы в облике изображённых фасадов…

Путеводитель Франчино был издан в очень удачный момент, совпадая с серьёзными изменениями в градоустройстве Рима. Папа Сикст V [4] задумал соединить важнейшие для католической церкви места паломничества, сохранившиеся и реконструированные раннехристианские базилики, прямыми магистралями. На фронтисписе книги изображён герб папы Сикста V, египетские обелиски, которые были установлены перед главными базиликами города и акведук/фонтан Аква Феличе (авторства архитектора Доменико Фонтана), строительством которого Сикст очень гордился и по праву: ведь это был первый монументальный фонтан города со времён античности.

Путеводитель Франчино рассказывал, что посещение в течение года Базилики святого Павла за стенами города приравнивалось к паломничеству в Иерусалим или в собор Сантьяго-де-Компастело. Посещение базилики святого Лоренцо в течение недели давало освобождение души от мук Чистилища.

Фасад Латеранской базилики показан здесь в двух вариантах: справа – до изменений, внесённых инициативой Сикста V, а слева – после, с построенной лоджией и установленным обелиском.

Путеводитель Франчино рассказывает об особых днях посещения базилики Сан-Пьетро, когда индульгенция удваивалась, о праздниках и чудотворных мощах. Эта гравюра интересна тем, что показывает процесс строительства новой базилики: за старым двором и фасадом возвышается новый купол.

Базилика Санта-Мария Маджоре только на первый взгляд неузнаваемая в своих перестройках. На самом деле она почти сохранилась, только погружена в фасадные декорации XVII-XVIII веков, как новый футляр. Колокольня, самая высокая в Риме (75 м), датируется 1377 годом. Северо-западный фасад оформлен Карло Райнальди в 1673-1680-х гг. Главный фасад с портиком и лоджией построил в 1740-х гг. Фердинандо Фуга [5]. В лоджии, на стене, представляющей собой старый фасад церкви, сохранился мозаичный декор начала XIV в. – и на этой гравюре (слева) он схематично изображён.

Вместо посещения седьмой базилики Сан-Себастьяна, которая была расположена далеко за стенами города, близ Аппиевой дороги, и паломникам до неё было сложно добираться, папа Сикст V разрешил посещать базилику Санта-Мария дель Пополо, находящуюся в центре города.

Добавлю пару иллюстраций не паломнического, а эстетического характера. Чтоб уж удовлетворить вкусы всех категорий граждан. Но тут всё не так интересно: хоть и узнаваемо, но сильно далеко от оригинала.

Итак, до Grand Tour путешествий богатых отпрысков европейских семей пройдёт ещё несколько веков. Посещение Рима для общего культурного развития и духовного обогащения почти рядом. И к тому времени родятся новые путеводители. Например, Handbooks Карла Бедекера. Но об этом как-нибудь в другой раз.


[1] Панофский Э. Ренессанс и «ренессансы» в искусстве Запада, СПб.: 2006 , с. 141
[2] Бонифаций VIII (лат. Bonifatius PP. VIII), в миру — Бенедетто Каэтани (итал. Benedetto Caetani; ок. 1235 — 11 октября 1303) — Папа Римский с 24 декабря 1294 года по 11 октября 1303 года.
[3] В католицизме юбилейным называется год, в течение которого допускается возможность получения полной индульгенции, то есть прощения всех временных наказаний за грехи. Также называется Святым годом. Юбилейные годы должны были отмечаться каждые сто лет, в начале нового столетия. В 1343 году Климент VI решил отмечать юбилей каждые 50 лет, и 1350 год был объявлен Юбилейным. В 1389 году папа Урбан VI уменьшил промежуток между Юбилейными годами до 33 лет (в честь земной жизни Христа). В 1470 году папа Павел II принял новое постановление: Юбилейные годы должны отмечаться каждые 25 лет, чтобы каждое новое поколение могло принять участие в юбилее. Подробнее см.
http://www.vatican.va/jubilee_2000/docs/documents/ju_documents_17-feb-1997_history_en.html и здесь https://www.romeartlover.it
[4] Урождённый Феличе Перетти ди Монтальто, 1585—1590, папа Римский с 24 апреля 1585 года по 27 августа 1590 года.
[5] ВИА, том 7, с. 92
Иллюстративный материал здесь.
Фото Н. Кулакова



Замок, где оживает сказка. Статья-впечатление

Думаю, что все читатели помнят романтичную сказку Шарля Перро «Спящая красавица». Чудеса, злая колдунья и прелестная красавица, рок, несчастье и победа любви – что может быть прекраснее и таинственнее? Время действия – неопределенное средневековье, место действия – неопределенное европейское королевство, и от этого история становится еще страшнее, загадочнее, а потому – притягательнее. Где это тридесятое царство сказки?…
Оказывается, даже самая загадочно-сказочная история имеет свой вполне реально-осязаемый прототип. Приглашаю Вас, дорогие читатели, совершить путешествие во Францию, где на берегу живописной реки Луары давно обосновался старинный замок Юссе. По преданию именно этот замок вдохновил знаменитого сказочника, но обо всем по-порядку.

Из истории:
Первым известным владельцем земель Юссе в 1004 году был грозный викинг Желдуэн I, который построил на этой земле первую крепость из дерева. В XV веке на руинах этой крепости Жан V де Бюэль (капитан Карла VII) начал строить дошедшую до нас мощную крепость. Но только в XVII веке замок Юссе принимает тот вид, в котором он предстает перед нами сегодня: загородный замок с обширным видом на долины Эндры и Луары, терраса и сады во французском стиле, спроектированные знаменитым садоводом и архитектором из Версаля – Ленотром. Замок Юссе на сегодняшний день – частный музей, здесь до сих пор живут владельцы-герцоги.

Мне посчастливилось побывать в Юссе летом 2006 года. Тогда у меня ещё не было фотоаппарата, а до смартфонов было ещё лет 8, потому иллюстрации к этой статье будут из Википедии. Относительно музейных экспонатов, представленных в интерьерах замка, могу сказать одно – интересно, но не густо. Мы, дорогие россияне, можем гордиться уникальной эрмитажной коллекцией западно-европейского декоративно-прикладного искусства, которая во многом превосходит собрание замка Юссе. Но вот атмосфера таинственности, мощь и величие архитектуры замка, великолепная природа, аутентичность и подлинность средневековья, где есть все: и дремучий лес, и ясное небо, и романтичная река – это трогает душу и остается в памяти навсегда. Видимо эти впечатления вдохновили французского сказочника на создание образа спящей красавицы, мужественного принца и жестокой феи. Кажется, что именно здесь, в Юссе это было возможно, а, может, и правда – было?

В одной из башен замка воссозданы сцены из сказки: стилизованный под средние века интерьер, восковые фигуры, приглушенное освещение. Поднимаясь все выше и выше по винтовой лестнице башни, постепенно попадаешь в иной мир. У женщин заметно меняется осанка, словно поверх удобных шорт и брюк вырастает длинная юбка с кружевами. Мужчины перестают шутливо ворчать (или ворчливо шутить) и задумчиво смотрят из окон на прекрасную Луару, может, они вспоминают образ прекрасной Лауры, которую нужно разбудить, спасти, сделать счастливой…
Можно заглянуть в закутки башни, маленькие комнатки – здесь оживают образы сказки. Вот, долгожданное дитя в окружении заботливых фей, а здесь мы видим уже взрослую девушку за туалетным столиком. Поднявшись чуть выше, мы становимся свидетелями той роковой встречи с колдуньей. А почти на вершине башни – кульминация – поцелуй принца и всепобеждающая сила любви!

Замок Юссе, как и все замки долины Луары – великолепен. Он таинственен, хотя бы потому, что ему уже много веков от роду. Что повидала эта земля, что слышали эти стены? Владельцы замка могут рассказать Вам в его реальную историю, а также бесчисленное количество легенд, одна из которых – сказка Шарля Перро. Кто знает замок Юссе? Возможно, туристы, историки, искусствоведы. Кто знает историю о спящей красавице? Все! Образ, родившийся в воображении сказочника, свободно путешествует по свету, обрастая подробностями и интерпретациями, а замок…скромно и величаво продолжает стоять в долине реки Луары, Ussé Château de la Belle au bois dormant.

Индустриальная античность в Риме

Стопа античного колосса уютно разместилась среди змееподобных по-лаокооновски устрашающих механизмов XX века. Мощная установка электростанции, как ни странно, прекрасно рифмуется с фризами и метопами, с быками и тиграми, с бюстами, мышцами и драпировками. Удивительно сравнимыми оказались эти далекие по времени и назначению предметы, объединённые под одной крышей музея Монтемартини в Риме.

Centrale Montemartini была построена на берегу Тибра в 1912 году. Но технический прогресс двигался быстрее, чем это изящное сооружение из труб и рычагов. Электростанцию модернизировали уже в 1933 году, при Муссолини, далее в 1942 последовала новая модернизация, завершившаяся к 1952 году. И всё равно, к 1960-м оказалось, что эта машина, пережившая Вторую мировую и сохранившая эстетику стиля модерн, безвозвратно устарела и не нужна городу. Так она и осталось ждать своего часа возрождения.
Полвека спустя здание Капитолийского музея закрывали на ремонт, и часть экспозиции скульптуры переехала на территорию электростанции. Дерзкий эксперимент по сплаву техники и муз возымел успех. Электростанция, во главе с древнегреческим электроном радушно встретила новых жильцов, и их союз оказался достойным примером ребилдинга в архитектуре Рима.

Индустриальный стиль оформления зала не скрывает конструкций, демонстрирующих работу металла: большие окна с мелкой растекловкой, консоли, фермы, стержни и шарниры, опоры и балки – по сути дела, это рёбра и жилы, контрапосто и драпировка, напряжение поворота и опоры масс… Это музей, демонстрирующий тяжесть материального мира, преодолённую законами природы и вдохновением ваятеля.
Удивительно стройная концепция музея Монтемартини даёт новые смыслы скульптуре, которую не так-то просто воспринимать вне сюжета и вне телесного отклика “отзеркаливания”. Именно в этом соседстве с металлом можно ощутить работу линии и формы, полёт, падение, устойчивость, глубину, гибкость и текучесть.
Итак, колонный, котельный и машинный залы стали домом и храмом для римских богов и граждан, быков и львов, мрамора и мозаики. Созерцание – ценнейшее состояние, которое можно в полной мере испытать в пространстве этого музея, лишённого толп туристов и созданного как эстетский проект для ценителей и знатоков.


  • Если вы заплатите 1 дополнительный евро за билет в Капитолийские музеи (на 2017 год), то сможете посетить вот этот музей археологии и скульптуры Чентрале Монтемартини в придачу к сокровищам на Капитолийском холме. Правда придётся проехаться немного дальше от центра, посмотреть на нетуристический Рим (и ужаснуться….). В этом музее почти нет посетителей. И по пути можно заглянуть в знаменитую базилику Сан-Паоло-фуори-ле-Мура (Basilica di San Paolo fuori le Mura).
  • https://ru.wikipedia.org/wiki/Чентрале_Монтемартини
  • фото – Николя Кулакова

Сказка про римского слонёнка-поросёнка

На небольшой римской площади перед доминиканской базиликой Санта-Мария Сопра Минерва (Basilica di Santa Maria sopra Minerva), недалеко от Пантеона, уютно разместился симпатичный слон с обелиском на спине – один из малых символов Рима, созданный знаменитым Джовани Лоренцо Бернини. Сами римляне в шутку называли упитанного слонёнка – поросёнком Porcino, со временем фонетически переродившегося в Pulcino – курочку. И поросёнок и курочка могут намекать на тонкую аналогию с деятельностью монахов-доминиканцев: они помогали бедным девушкам, одаривая их небольшим приданным, а те в свою очередь устраивали ежегодную благодарственную процессию во дворе базилики. Но это присказка, а сказка впереди!

Есть и ещё одна версия появления слона на площади Рима. Если вы путешествовали в Сиену, то, наверняка, обращали внимание на напольную мозаику, где символом Сиены в средневековом прошлом была капитолийская волчица Лупа, тогда как символом Рима тут устанавливается боевой слон. Про участие боевых слонов в сражениях упоминается во многих античных источниках и даже в Библии. Вполне возможно, Рим обрёл этот символ из-за своей агрессивной внешней политики.
Но символ живёт и эволюционирует в новых культурных условиях. С приходом христианства слон начинает представляться как воплощение христианского воина, охраняющего церковь от ереси. А если учесть, что этот слон несет египетский обелиск, увенчанный папскими геральдическими символами, то пазл смысла вполне складывается. Но это тоже присказка.

Заказ на создание этого памятника сделал интеллектуал и великолепно образованный папа-иезуит Александр VII[2].
Геральдические символы семейства Киджи (горы и звезда), к которому принадлежал папа Александр VII, располагаются на попоне слоно-поросёнка, а также венчают обелиск. На постаменте можно прочитать надпись:

«Необходима прочная голова, чтобы выдержать твердые знания».

Да, кстати, слон тут вылез не сразу, до него на площадь пытался встать Геркулес, прилетали и толстозадые путти на своих куриных крылышках, и, мне кажется, что Бернини даже всерьёз планировал съездить на Лахту и привезти Гром-камень, но потом, видимо, передумал, дабы не перебивать работу своего будущего коллеги Фальконе “Медный всадник”.

И теперь подходим к возможной иконографии всей этой истории. Самая близкая к реальности версия связана скорее с “Гипнэротомахией” Полифила, герметическим романом эпохи Возрождения, изданным в 1499 году. В первой книге Полифил, страдая от разлуки с возлюбленной Полией, засыпает. Оказавшись на широкой равнине, он пускается в путь и долго блуждает по Герцинскому лесу, откуда его выводит только молитва Юпитеру. Помимо различных впечатлений, на пути Полифила

«встречается голодный и плотоядный волк, открывается сооружение с обелиском, возвышающимся на ступенчатой пирамиде, посвященное Высшему Солнцу. Пространство напротив наполняют различные символические фигуры (конь, бронзовый мужской колосс, слон с обелиском на спине). В основании пирамиды находится проход, Полифил рассматривает украшающий орнамент и так доходит до конца портала»[1].

В библиотеке Александра VII, как известно исследователям, экземпляр Полифила имелся. На страницах этой книги, рядом с описанием особой мудрости слона папа собственноручно оставил комментарий о чуде воскрешения, то есть папа слона заметил! (тут должен быть смеющийся смайлик).

Наконец, можно вспомнить ещё один источник аллегорий, весьма популярный в то время, это книга «Иконология» (Iconologia) Чезаре Рипа, своего рода иконографическая энциклопедия, ставшая в эпоху барокко источником сведений в области мифологии, литературы, искусства[3]. Первое издание с иллюстрациями было напечатано в Риме в 1593 году.
У Рипы слоны сопровождают степенную даму с часами и поводьями – аллегорию Умеренности. А ещё один слон поместился рядом с дамой в вуали, держащей в одной руке крест, а в другой – пламя. Символ чего, как вы думаете, она является? Да, религии! И слон, сопровождающий её, имеет высокий умный лоб, выразительные глаза и интеллектуальный изгиб бровей. В общем, слон милосердия и ума (несмотря на то, что не удались художнику лапы, уши, и хобот странноват…). В своей трактовке символа Рипа ссылается на рассуждения Плиния в его «Естественной истории», который говорит, что слон несёт в себе особый мистический ум и особо почитаем у народа, поклоняющегося солнцу и звездам. В свою очередь и Аристотель в своём трактате о животных и растениях отмечает, что слон, прирученный индийцами, отличается легким нравом и великолепным пониманием. Возможно, Аристотель сделал вывод относительно индийских слонов на основе качеств бога-Ганеши, воплощающего в себе интеллект и осознанность.


Так или иначе, слон стал почти философом, и даже внешне: с по-сократовски высоким лбом, имеющим внимательные глаза и видящим, имеющим большие уши и слышащим, по-боевому отстаивающим оплот католической веры и, в случае чего, наверное, помогающий бедным девам с приданым. Вот такая получилась сказка. Но как оно на самом деле было – никто сказать точно не может…


[1] Патронникова Ю. С. Роман Ф. Колонны «Гипнеротомахия Полифила» (1499) в контексте ренессансной культуры рубежа XV—XVI вв. — Дис. канд. философ. наук. — М., 2014. — 226 с.

[2] Heckscher W. S. Bernini’s Elephant and Obelisk // The Art Bulletin. — 1947. — Vol. 29, no. 3. — P. 155–182.

[3] THE PHYSIOGNOMY OF BERNINI’S ELEPHANT Avigdor W. G. Posèq Vol. 22, No. 3 (Spring 2003), pp. 35-46 (12 pages)

https://spratto.livejournal.com/6180.html?thread=55076
https://ru.wikipedia.org/wiki/Боевые_слоны
https://ru.wikipedia.org/wiki/Гипнэротомахия_Полифила
https://ru.wikipedia.org/wiki/Александр_VII
https://ru-hidden.livejournal.com/133441.html