Архив

Вы просматриваете архив блога onaturmorte.ru .

Янв

23

История изображения предметного мира. Часть VI. Живопись авангарда.

admin

Продолжая серию статей о предметном мире, предлагаю вам сегодня поговорить о пространстве в живописи XX века на основе тезисов статьи Елены Литвих (сборник материалов международной конференции “От Ы До” 2008 г.)

Меня заинтересовали некоторые мысли, сформулированные в этой статье. Здесь подробно не говорится о каких-то жанрах, о натюрмортах или портретах. Речь идет о принципиальных изменениях в трактовке пространства и предмета в живописи авангарда. Автор обращает внимание на тот факт, что в живописи той эпохи “пространство перестает восприниматься как “пустое”, как пассивная среда, в которой размещаются предметы, а те, в свою очередь теряют автономность, как бы погружаются в окружающее пространство, растворяются в нем”.

Умберто Боччони. Спиральная композиция. 1913 г.

Умберто Боччони. Спиральная композиция. 1913 г.

Эта  композиция Боччони имеет общее движение, в котором растворились фон и предметный мир, нам видны обрывки форм, привычные бытовому мышлению человека: драпировка, горшки с цветами и т.д. Натюрморт, растворенный в движении и колорите. Здесь пространство взрывает материю, рассекая ее предметы, как подтверждает сам Боччони: “Давайте провозгласим абсолютное и полное уничтожение ограничивающих и сдерживающих статую линий. Давайте расколем, откроем наши фигуры и поместим их окружение у них внутри”.

Михаил Матюшин. Цветок человека.

Михаил Матюшин. Цветок человека.

В картинах Матюшина взаимодействие контрастных форм, взаимопроникновение предмета и пространства не приводит  к конфликту или взаимному уничтожению. Это результат мировоззрения художника, который воспринимал человека необходимой частью мироздания, который непосредственно переживает ощущения своей сопричастности всем явлениям природы.

В статье Литвих меня также привлекла междисциплинарная интеграция методов анализа художественного произведения. Восприятие живописи авангарда происходит в сравнении с музыкальной формой. Функция музыкальной темы и общего музыкального фона отождествляется с фигурой и фоном - в живописи. Серийный метод, появившийся в музыке Веберна, Берга, Шенберга - создает похожие процессы восприятия “главного и второстепенного”, когда фон и мелодическая тема неразделимы,  когда музыкальная ткань однородна. Как точно отмечает автор статьи: “Однородность и информативная насыщенность музыкальной ткани Веберна сравнима с взаимодействием и взаимопроникновением форм в произведениях художников Матюшинской школы, а также с идеями Боччони”. В связи с этим, нужно добавить, что в музыке, к примеру, Веберна создается совершенно иное восприятие времени. Линейный вектор динамично развивающегося времени (в классической традиции) в музыке авангардной сворачивается в единую структуру, где нет отдельно существующих пространства и времени.   Немного звуковых иллюстраций (А. Веберн, пьеса для фортепиано).

Единые культурные процессы, происходившие в искусстве, в частности - музыке и живописи - безусловно, подкрепляются изменением мировоззрения человечества. Распад взаимодействий “деталь и целое”, ” фон и предмет”, которые сложились в эпоху классического искусства, открыли новые возможности выразительности.

Янв

15

Натюрморты со сладостями.

admin

Отгремели фейерверки праздников, закончились рождественские каникулы, съедены все вкусности, приготовленные для новогоднего стола. А привычка лакомиться чем-то вкусненьким осталась. Эх!… Так несправедливо. Предлагаю вам, дорогие читатели, подсластить свою жизнь “кондитерскими” натюрмортами XVI-XVII веков. Написанные мастерски, реалистично, вкусно, эти натюрморты могут быть визуальным символом кондитерского производства или магазина. Итак,

Georg Flegel. Breakfast with appels, sweetmeats, bread and butter. 1566-1638, oil on wood, 30x43, Darmstadt, Landesmuseum

Georg Flegel. Breakfast with appels, sweetmeats, bread and butter. 1566-1638, oil on wood, 30x43, Darmstadt, Landesmuseum

Кондитерские изделия начинают изображаться на картинах still life примерно к XVII веку, когда сахар окончательно вытесняет мед. Возможности производства разнообразных сластей: от марципана, шоколада до засахаренных фруктов и орехов, безусловно,  возросла. Но… в такой же пропорции возросли проблемы людей с зубами, а ведь стоматологические услуги в те времена были далеко не на уровне. И все же, сахар победил здравый смысл и боязнь зубодеров. Рассматривая эти натюрморты, понимаешь, что сложно устоять. Фрукты в сиропе, в сахарной пудре, сухофрукты, печенья, белые булочки - ароматные и тающие во рту. Рецепты варенья, желе и марципана можно найти еще в текстах Нострадамуса. По аналогии с древними правилами бальзамирования, внутреннюю влагу надо заменить сахаром. Две недели подряд, каждый день фрукты нужно заливать сиропом, процеживать и снова заливать, и еще потомить на огне: «Держи на огне, пока не прочтешь до конца молитву Богородице».
Так что перед вами, дорогие читатели, не просто фрукты в сахаре - а результат многодневного труда и сложной рецептуры.

Georg Flegel. Meal with fruit and sweetmeats, oil on wood, 19.8x 2.3, Frankfurt am Main, Stadel Museum.

Georg Flegel. Meal with fruit and sweetmeats, oil on wood, 19.8x 2.3, Frankfurt am Main, Stadel Museum.

Предложенные в качестве иллюстраций натюрморты принадлежат кисти Георга Флегеля. Этот немецкий художник некоторое время работал в Австрии, а затем переехал во Франкфурт на Майне. В основном, он писал натюрморты маслом и акварелью, на тему фруктов, овощей, цветов и животных. Его работы отличаются тонкой проработкой колорита, идеальной передачей фактуры материалов и поверхностей. Все три натюрморта имеют схожую композицию: на контрастном (темная стена и светлый стол) фоне компактно расположены небольшие и красивые предметы. Вертикальной доминантой этих композиций определен бокал с вином, нож прорезает горизонтальное пространство, подчеркивая координаты плоскости стола. Таким образом, зритель ощущает трехмерное состояние предметов и пространства между ними. Воздушность, движение, подвижность момента подчеркивают присутствующие здесь насекомые: бабочки, стрекозы, божьи коровки. Эти натюрморты Флегеля ограничены рамой, но бесконечны в подробностях идеального микромира.

G.Flegel. meal with bread and seetmeats, oil on wood, 21.9x17.1 Frankfurt am Main, Stadel Museum.

Georg Flegel. meal with bread and seetmeats, oil on wood, 21.9x17.1 Frankfurt am Main, Stadel Museum.

Янв

7

Антуан Стенуинкл. Натюрморт с автопортретом.

admin

Антуан Стинуинкл (Antoine Steenwinkel) Натюрморт с автопортретом, сер. XVII века.

Антуан Стенуинкл (Antoine Steenwinkel) Натюрморт с автопортретом, сер. XVII в.

Этот натюрморт я встретила на днях в художественном музее им. Синебрюхова, в Хельсинки, на выставке “Рубенс, Брейгель, Йорданс”, составленной на основе коллекции антверпенского музея. Знакомство с подлинником всегда интереснее репродукций.

Традиция изображать автопортрет в натюрморте типа vanitas (досл. с лат. - суета) не нова, встречается в композициях многих художников того времени. Например, в картинах Клары Петерс, Геррита Доу, Дэвида Байли.

Дэвид Байли. Автопортрет с символами vanitas.

Дэвид Байли. Автопортрет с символами vanitas.

Игра с реальностью, картина в картине - один из популярных приемов в живописи той эпохи. Мастерство художника заключалось в том, что он удивительно органично совмещал портрет и натюрморт, объединяя реалистическую бытовую сцену в картину, наполненную символическим образом бренности бытия.

Возвращаясь к натюрморту Стенуинкла, надо отметить вторую особенность: его работа лаконична в деталях. Здесь,  в отличие от натюрморта Байли, нет многочисленных деталей предметного мира, только картина, череп, часы и книги. То, что поражает в подлиннике и не особо заметно в репродукции на экране компьютера - открытый ящик стола. Эта черная бездна на первом плане затягивает внимание зрителя, заставляя думать не о жизни земной, а о жизни загробной (или ее отсутствии). Художник-рассказчик прячется за собственным автопортретом, хитро улыбается, смотрит на зрителя и будто спрашивает: “Ну как, страшно?” Неприятно. Особенно, когда представляешь, что от физического тела создателя этого шедевра на сегодняшний день остался череп…

В заключении своих размышлений, предлагаю вам отрывок из стихотворения “Размышления в моей комнате” Виллема Годсхалка ван Фоккенброха - голландского поэта середины XVII века, и возможно, приятеля кого-то из живописцев, работавших в жанре still life на тему vanitas:

Король британский со стены
Глядит на всё без интереса,
И в этом смысле мы равны:
Поскольку жизнь всего лишь пьеса,
А люди в ней играть должны.
Один – по действию богат,
Другой – несчастен и ничтожен,
Но одинаков результат:
Тому, кто в гроб уже уложен,
Ничем различья не грозят.
Где предки, коих я не знал,
Почтенные мужи и дамы?
Не странен ли такой финал:
Пусть копия глядит из рамы –
Давно в гробу оригинал.
Смерть ждёт и женщин, и мужчин,
С её приходом в вечность канет
Равно и раб, и господин.
Кто прахом был – тот прахом станет,
Её закон для всех един.
Здесь в комнате забрезжил свет
Для моего земного взгляда,
Здесь понял я , что цели нет,
Что ничего жалеть не надо,
Что всё – лишь суета сует.

P.S. Надеюсь, что мрачное содержание этой статьи не опечалит вас в эти праздничные дни, ведь любой натюрморт, в любом случае, - это прекрасно!

Дек

27

Аллегория музыки.

admin

Allegory of Music by Dirk de Quade van Ravesteyn

Allegory of Music by Dirk de Quade van Ravesteyn, Vienna, Austria, 1600.

Картина-загадка, о которой почти нет никакой информации, привлекла меня необычностью своей композиции и интересной подборкой музыкальных инструментов, разложенных на столе перед дамой.

Необычность композиции в том, что картина будто обрезана. В то же время, соотношение первого плана с детальным натюрмортом и интерьером, удаленным вглубь, было возможным в картине той эпохи. Здесь вспоминается хрестоматийный пример, натюрморт Питера Артсена, где основной евангельский сюжет (Христос у Марии и Марфы) сосредоточен далеко за первым планом и тем самым акцентирован для зрителя.

Если рассматривать эту работу как “Аллегорию музыки” (неизвестно, как ее назвал автор, и для кого она была написана), то выясняется интересный способ восприятия музыки художником. Во-первых, бодренькие кавалеры, идущие к столу - никак не считываются за какой-нибудь самостоятельный сюжет, дополняющий образ исполнительницы на флейте. Скорее всего, для зрителя того времени, как и для нас с вами сегодня, здесь очевиден момент слияния “музыка-движение”, выстраивающий такую цепочку: шаг, топот, ритм, музыка. Музыку воспринимает не только ухо, но и все наше тело.

Во-вторых, отражение в зеркале - не только важный визуальный прием, создающий фантомного героя в пределах замкнутого пространства мраморных колонн, это мысль о том, что музыка - отражение действительности. Но и здесь может говорится о материальных свойствах музыки: она отражается, и ученые того времени размышляли на тему физических свойств звука. Так, французский математик и физик Марен Марсенн в период 1627-1638 гг. поставил ряд опытов по измерению времени возвращения эха от различных препятствий и таким образом, смог приблизительно оценить скорость звука в воздухе?.

И, наконец, музыку вкушают и ею наслаждаются - не о том ли нам говорит опять-таки группа мужчин, несущих яства на подносах, которые сейчас тоже будут вкушать?

Дама играет на флейте, перед ней на столе лежит барочная скрипка, книги, 6-хорная лютня и странный духовой инструмент, напоминающий рог (может, вы знаете, что это конкретно?) - все то, что составляет красочные тембры ансамбля эпохи барокко, все то, с чем ассоциируется музыка у человека в XVII веке.

Ну, и если отвлечься от символической трактовки и посмотреть на эту картину глазами современных людей, то… Готовится бал. Музыкант репетирует в гримерке, посматривая в зеркало и представляя, как он будет смотреться перед слушателями. Вариант корпоратива 300 лет назад.

Что может играть дама? Просто разыгрывается, готовя инструмент… А может, нечто такое, волшебное. Пусть эта музыка настроит вас на предстоящие праздники, а прекрасная живопись поможет увидеть радость в грядущем дне!

P.S. Этот духовой деревянный инструмент на столе дамы - цинк или корнет, у которого строй флок-флейты, а мундштук как у трубы. Особенности этого инструмента в том, что его тембр похож на трубу, но значительно нежнее и мягче. Часто цинк использовал И.С.Бах в своих кантатах, как имитацию человеческого голоса.

?Алдошина И., Приттс Р. Музыкальная акустика (учебник для вузов), Санкт-Петербург”, 2006

Дек

19

Клод Моне. Натюрморт в мастерской.

admin

Клод Моне. Натюрморт в мастерской. 1861 год.

Клод Моне. Натюрморт в мастерской. 1861 год.

Этот натюрморт был написан Моне в начале творческого пути. С одной стороны Моне ставит в этой работе четкие живописные задачи: передача различных фактур материала, поток мягкого света, окутывающий все предметы, колористическое единство. С другой стороны, перед нами сюжет аллегории живописи. На протяжении нескольких веков этот сюжет находил свое воплощение в творчестве художников разных стран: Вермеера, Веласкеса, Шардена, Курбе. И каждый художник искал свои детали для замысла изображения живописи живописью. Моне останавливается на still life, не вводя в сюжет людей, зато у него есть пейзаж! На шпалере-фоне мы видим тропический пейзаж с пышными растительными формами. Для зрителя очевидно, что пейзаж ненастоящий, он написан в картине, как часть предметного мира. Искусственный пейзаж-шпалера - такой же атрибут живописи, как кисти и ящик с красками.