Опасные сравнения. Размышления после посещения выставки

Основная концепция выставки «Имперские столицы«, открывшейся 5 октября 2018 года в Государственном Эрмитаже, строится на сопоставлении картин, объединённых в пары, где одна — из коллекции Эрмитажа, а другая — из Художественно-исторического музея Вены.
В прекрасном Двенадцатиколонном зале собрано 14 пар полотен, созданных от Альтдорфера до Пуссена. Каждая пара подобрана по единству сюжета или авторства. Возможно, мой взгляд покажется кому-то спорным, но для меня в искусстве остаются важными такие ценности: красота, уместность, гармония (почти в музыкальном смысле) и эмоция. 
Не знаю, как так получилось, но даже для неискушенного зрителя сопоставления, представленные на выставке, очевидны в пользу коллекции Эрмитажа. За некоторыми исключениями. Пожалуй, даже за одним исключением — это пара картин Яна Стена, где венский экземпляр интереснее. Ян Стен — художник, создающий повествовательные полотна, со множеством деталей, так что «музыку живописи» у него услышать сложновато. А вот критерии
движения, за/при/влекательности, кульминации, хитрых риторических ходов — именно в его картинах и работают. Ну и кроме прочего, эрмитажная работа поменьше и потемнее.

Сравнивать две картины учат искусствоведов еще на втором курсе ВУЗа. Не по критерию какая лучше и нравится именно вам, но применительно к рассуждениям об объективном сходстве и различии выразительных средств живописи: композиции и колорита, учат объективному восприятию. Но тут есть тонкость, которую начинаешь замечать позже. При прочих равных (сюжет, уровень мастерства, риторика времени) зритель всегда тянется не к тому, что передает повествовательность, революционный манифест или интеллектуальный символ, зритель идёт на эмоцию. И потому сравнение живописного рассказа и эмоционально динамичной картины всегда будет в пользу второго.

Так, сравнивая две соседствующие работы Пуссена (не могу найти венскую), понимаешь, почему наша, эрмитажная картина — шедевр живописи. Композиция, вызывающая в памяти сцены Ветхого завета, «Илиады», и античных мозаик, кроме опор на классику, потрясающе работает сама по себе и создает вот то самое по-вагнеровски эпическое настроение битвы, то есть дарует эмоцию.

Самое неудачное сопоставление, на мой взгляд, — это два портрета Франса Халса. Похожи? Да!! Но один настолько более плоский и бледный, что можно предположить, что незакончен. И да, Халс имел право писать чуть лучше, или чуть хуже, его в этом никто не обвинит, но проблема тут именно в неудачном соседстве, в каком-то формальном выборе экспонирования. 

Пейзажи Гейнсборо и Хаккерта мне показались очень удачными в своем ансамбле. Они не спорят друг с другом, а дают те самые горизонты или грани восприятия: для «романтиков» и для «классиков». 
Несмотря на критику, выставку призываю посетить, скорее всего, вы найдете там там какие-то свои живописные ансамбли, которые вас вдохновят! 

Эрмитаж. Русская революция

Государственный Эрмитаж откликнулся на юбилей, 100-летие Революции масштабной выставкой. О том, как она была подготовлена, кто работал над экспозицией, почему экспонаты расположены именно в такой последовательности рассказывает на этом видео директор Михаил Борисович Пиотровский.

Кабинет книги художника. Экспозиция Государственного Эрмитажа

Прогуливаясь по четвертому этажу пространств Главного Штаба, я, увлекшись линией рисунков и гравюр Тулуз-Лотрека, попала в небольшой полукруглый зал с приглушенным светом, где в витринах были собраны большие фолианты с иллюстрациями. Книги — это то, что я очень люблю, как предмет, который можно листать, щупать, нюхать, ну, и конечно, читать.

Книги в той экспозиции являют собой интереснейшее сочетание и текста и картины. «Книга художника» (livre d’artiste) – это книга, иллюстрированная оригинальными эстампами (литографиями, ксилографиями, гравюрами на металле), набранная вручную специально подобранным шрифтом, отпечатанная на высококачественной, также вручную изготовленной бумаге очень ограниченным (в среднем около 300 экземпляров) тиражом. Обо всем этом я узнала на экспозиции, где удобная подача информации ненавязчиво разъясняет суть экспонатов.

Итак, можно увидеть самые разные техники гравюр — ксилографию, офорты, литографию. Познакомиться с графическим творчеством французских художников начала XX века: Шагала, Майоля, Анри Лоранса, Пикассо, Хуана Миро, Жоржа Брака. Особо заинтересовавшимся зрителям можно сравнить графику с живописными полотнами, представленными в соседних залах.

С 12 июля 2017 года в Главном штабе на новой постоянной экспозиции Кабинета книги художника будут представлены шедевры иллюстрированной книги XX века из собрания Эрмитажа.

Нефертари и Долина цариц. Из коллекции Египетского музея в Турине, 16.06.2017 — 10.01.2018

Эрмитажная коллекция древнеегипетского искусства богатая, но все-таки очень уж сдержанная по цвету, если не сказать, что унылая. Приехавшая к нам в Санкт-Петербург коллекция Туринского музея предлагает иное впечатление. Конечно, это все те же саркофаги, и заупокойный культ и книги мертвых, но все же они цветные, яркие, солнечные. Предметный мир в изображениях Древнего Египта выстраивается в структуру строгой композиционной и символической ясности.

Результаты раскопок Э. Скиапарелли и его экспедции в Долине цариц (1903−1905) и в Дейр эль-Медине (1905−1908) превратили Туринский музей в одно из лучших собраний фиванских материалов и один из важнейших центров изучения египетской культуры Нового царства и Первого тысячелетия до н. э.

В основе выставки «Нефертари и Долина цариц. Из Египетского музея в Турине» − фиванские материалы, добытые Дроветти и Скиапарелли. Ключевая фигура выставки − царица Нефертари, оказывается представленной на фоне Долины цариц, где экспедиция Скиапарелли открыла ее гробницу.

Статуэтка обожествленной царицы Яхмос-Нефертари Новое царство, XVIII династия (1550–1292 гг. до н. э.) Дейр эль-Медина Дерево, роспись 38×11,5×7 см

Стела Кела XIX династия, правление Рамсеса II (1279–1213 гг. до н. э.) Дейр эль-Медина. Известняк, роспись
76×55 см

Ларец с цветочным орнаментом
Новое царство, XVIII династия (1550–1292 гг. до н. э.) Происхождение неизвестно. Дерево, роспись, 30×36×36 см

Статуя Идет и Руйу
Новое царство, начало XVIII династии (1480–1390 гг. до н. э.) Фиванский некрополь (?)
Известняк, роспись 36×19×20 см

Карло Кривелли «Благовещение со святым Эмидием»

Выставка Карло Кривелли «Благовещение со святым Эмидием» открылась в Государственном Эрмитаже 14 февраля 2012 года. Не пропустите, этот шедевр итальянского Ренессанса стоит посмотреть, и даже не один раз.

Благовещение со святым Эмидием ,1486, 207 x 147, холст, масло, переведена с дерева, Национальная галерея в Лондоне
Благовещение со святым Эмидием 1486 год, 207 x 147 см, холст, масло, (переведена с дерева). Национальная галерея в Лондоне