Константин Коровин. Выставка в Русском музее.

К.Коровин. На берегу моря. 1910 год
К.Коровин. На берегу моря. 1910 год

В Русском музее открылась выставка (10 августа — 08 ноября 2011), посвященная 150-летию со дня рождения Константина Коровина (1861-1939). Этот натюрморт с розами представлен в экспозиции. И, если бы я не была не видела его в оригинале, то, наверное, написала бы большую историю его создания и определила его место в контексте истории искусств. Но, поверьте, после знакомства с подлинниками, восторг и удивление переполняют сердце, и больше всего хочется петь и танцевать. Есть ощущение, что рассказывать о живописи Коровина, пусть и в рамках натюрморта — бесполезное занятие. Надо просто идти на выставку и получать живой опыт общения с шедеврами. Вы увидите воздух, почувствуете морские брызги, ощутите соленый вкус на губах, аромат роз и крики чаек. Гениальная и вместе с тем простая композиция раскрывается в бесконечную историю, детали которой меняются в зависимости от ракурса и расстояния. Художник предлагает вам мыслить красками. Это увлекательная игра, рождающая новый взгляд на мир.

На эту выставку хорошо бы прийти не один раз. С друзьями, детьми, любимыми, в одиночестве, в солнце и в дождь, уставшими и полными сил. Вы получите бесценный опыт общения с живописью. И с самим собой. Желаю откровений и открытий!

Книга Раисы Кирсановой «П.А. Федотов. Комментарии к живописному тексту».


Предлагаю сегодня вам познакомиться с очень интересной книгой Раисы Кирсановой о творчестве П.А. Федотова (М.: НЛО, 2006). Каким образом эта книга связана с натюрмортом? Напрямую. Дело в том, что автор описывает предметный ряд каждой картины с точки зрения истории костюма, мебели, орденов и всех предметов, которые художник вводит в свои работы. В качестве анализа не случайно были выбраны работы П. Федотова, ведь именно этот художник добивался максимальной точности в изображении предметов и фактур материала. В его работах отразилась материальная жизнь российских сословий того времени.

Р. Кирсанова обращает внимание на время года, время действия (день-вечер-ночь) день недели, на дурные привычки хозяев, бороды и усы, утварь и цвет обоев. Эти комментарии к тексту — бесценный материал для историков русской моды и быта первой половины XIX века. Вот например, описание комнаты в картине «Не в пору гость» или «Завтрак аристократа»: «Из меблировки модными деталями на время написания картины можно считать ковер, дорогую лампу и кресло. Остальные вещи по стилю либо более раннего времени, либо используются не по назначению, как этажерка, например, стоящая по правую сторону от стола. Этот тип мебели с открытыми полками получил широкое распространение с самого начала XIX века. В мужских кабинетах этажерка чаще служила для книг; в дамских и гостиных — употреблялась как горка». (стр. 108)

Кроме исторических и бытовых трактовок вещей рассматриваются и их художественные функции: влияние на колорит и композицию. Но, как выясняется, часто цветовое решение картины отражало не только художественный замысел автора, но и моду тех лет: «Частое использование зеленого или зеленоватого цвета стен у Федотова — скорее всего лишь дань господствовавшей моде на оттенки этого цвета. Врачи советовали давать отдых глазам с помощью рассматривания предметов зеленого цвета — стеклянных пирамидок, пользоваться защитными очками с зелеными стеклами; переходить со свечного освещения на новые механические лампы, получивших название карсельских по имени своего создателя. Такая стоит на столе молодого человека, и стеклянный колпак ее покрыт «сквозистым» штучным кружевом голубоватого оттенка». (стр. 112)

Рекомендуем почитать!

Натюрморты Маргариты Рубан.

На днях заглянув в музейно-выставочный центр «Петербургский художник» по адресу Мойка 100, мне удалось познакомиться с интересной художницей Маргаритой Дмитриевной Рубан. В галерее была представлена ее персональная выставка. Портреты, жанровые сцены на тему Великой Отечественной войны, лирические пейзажи и цветочные натюрморты — работы разных жанров объединены ярким, гармоничным колоритом и совершенно особенной живописной манерой. Личное обаяние Маргариты Дмитриевны невозможно передать ни одним описанием: энергичность, жизнерадостность, открытость, озорная улыбка — какую не часто встретишь у молодых.  Все это отражается в ее картинах, вот некоторые из представленных на выставке.

М.Рубан. Натюрморт
М.Рубан. Натюрморт с цветами.
М.Рубан. Натюрморт
М.Рубан. Букет.
М.Рубан. Выставка.

А вот небольшое интервью:

-Что значит натюрморт для вашего творчества?

Натюрморт… ну начиналось все с того, что мама нарезала в саду цветы, приносила мне со словами — у тебя хорошо получается, рисуй. Мы тогда жили за городом. А у меня ни горшков, ни ваз не было красивых, я писала тогда натюрморты с неохотой. Но потом я поняла, что это очень удачный жанр, потому что картину начать можно сейчас, а закончить значительно позже, в другом настроении.

Натюрморт для художника — это хорошая штудия?

-А почему нет? Это натура, вот ты ее и пишешь, но добавляя свое понимание. Не понравился горшок — поменял, убрал или добавил цветок, фрукт, или драпировку. Ты сам моделируешь композицию, этот жанр предоставляет художнику много свободы. Сейчас так много ваз, красивых горшков, а вот цветы в городе дорогие… Полевые цветы не всегда удается довести до дома в первозданной красоте. Поэтому сейчас я пишу меньше натюрмортов.

-А кто из мастеров прошлого повлиял на ваше творчество, в частности на натюрморты?

Голландцы! Они меня всегда восхищали. Но только сейчас мне начинает открываться — где веточка, где жучок, а раньше я видела только в общем. А сейчас я начинаю видеть, на чем все держится! Вот, например,  цветок — и от него все пошло, как архитектура здания. Их натюрморты идеально сконструированы. Конечно, жаль, что так поздно приходит осознание того, как надо писать, как смотреть на картины старых мастеров, и что там видеть.

Маргарита Дмитриевна Рубан.
Маргарита Дмитриевна Рубан.

Хотелось бы пожелать Маргарите Дмитриевне дальнейших творческих успехов и открытий, ведь познавая мир, человек развивается, а значит живет полной творческой жизнью!

Петр Кончаловский. Персики

Натюрморты 1910-х годов в творчестве Кончаловского, Машкова и Куприна отличает общая тенденция к эксперименту в этом жанре. Первоначально эти художники оказались в объединении «Бубновый валет», где их объединили поиски нового художественного языка и новых форм реализма в живописи. Точное выражение цвета и формы предмета — вот основные предпосылки развития натюрморта в творчестве этих мастеров.

Натюрморт «Персики» 1913 года — это ритмическое построение  предметов и их теней, соотношение раздельных и соединенных форм. Эта лаконичная композиция имеет четкое и крепкое построение, основанное на объективной логике предметного мира и визуального восприятия. В натюрморте 1916 года наличие других героев — яблок, груш, посуды, драпировки — отвлекают наше внимание от персиков. Это уже персики «социализированные», впитавшие в себя цвета, линии, движения и повадки «других». И здесь можно уже сказать о сюжете типа «Завтрак» или «Чаепитие», здесь уже видна рука человека, хозяина натюрморта. В первой картине мы слышим дуэт, во втором — симфонию под руководством дирижера. Эти картины хоть и принадлежат к одному творческому периоду  мастера и даже объединены названием, все же совершенно различны по замыслу. Мне ближе первый, индивидуалистический вариант. А вам?

Забытые имена.

На днях я листала журнал «Русское искусство» I/2010 и обратила внимание на две статьи о ныне малоизвестных художниках советского периода: Марии Борисовне Казанской (автор статьи — Татьяна Русакова) и Федоре Федоровиче Платове (автор статьи — Юрий Носов).  Натюрморты, представленные в этих статьях, показались мне интересными и я решила, что они понравятся и вам.

Мария Борисовна Казанская (1912-1942) ученица В. Ермолаевой, крупнейшей художницы позднего ленинградского авангарда. В 1934 году Мария была арестована вместе со своим учителям и сослана в Карагандинский лагерь, откуда вернулась тяжело больной и в 1942 году умерла. Творчество Маруси Казанской — как ее называли в художественных кругах, хотя и насыщено влияниями французской живописи конца XIX века (импрессионизм, сезанизм, фовизм), но остается ярким и самобытным. Представленный здесь натюрморт — это не повседневная жизнь, не жизнь вещей и уж, конечно, не мертвая натура! Это потрясающий сплав света и материи, совершенно нереальный, физически невозможный, но существующий. Выполненный в технике масляной живописи, по ощущению — это прозрачная акварель, размывающая границы предметов, утапливающая их в среде, играющая их материальностью. Редко когда натюрморт способен так точно передать настроение.

М.Б. Казанская. Натюрморт с плодами и бутылкой. 1930-е, х.м., 38,5х47,5. Собрание Р.Д. Бабичева. Москва.

Ф.Ф. Палатов (1895-1967) — ученик Леонида Пастернака и Ильи Машкова, график, живописец, сценограф, скульптор, теоретик искусства, педагог. Обладая различными талантами, он создал собственный художественный язык, позволяющий оценивать его творчество как независимое явление, неподчиняющееся кричаще-яркой эстетике авангардистов первой четверти XX века, и не совпадающее с программными установками АХРРа*. В 20-е годы художник сосредотачивает свое внимание на жанре натюрморта, который позволяет уйти от сюжетности и углубиться в решение пластических задач. Этот натюрморт выполнен акварелью: приглушенно-размытые образы одновременно существующие и исчезающее. Сама техника — водяная краска — подсказывает Платову взаимоотношение среды и предметов, пятен и линий. Обратная перспектива, которую мы здесь наблюдаем, будучи цитатой из эстетики русской иконы, так же прозрачно, как и колорит, едва-едва шепотом предполагает евхаристическую символику этого натюрморта.

Ф.Ф. Платов. Натюрморт со стекляной вазой, 1926, бумага, акв., 66,5Х50. Коллекция Ю.М. Носова, Москва.

*АХРР — Ассоциация художников революционной России (с 1928 — Ассоциация художников революции, АХР), массовое художественное объединение, члены АХРР стремились к созданию понятного народу искусства, правдиво отражающего советскую действительность. Ими были выдвинуты лозунги «художественного документализма» и «героического реализма».