События

Category Archive События

Джанмария Потенца: византийские натюрморты.

Все-таки хорошо, что иногда, примерно раз в год, случается день рождения. Тогда можно смело подставлять руки для подарков, пожеланий, комплиментов, чудесных открытий от друзей, близких,  да что там!.. Само Мироздание в этот день шлет открытки, а легкокрылые ангелы прислушиваются к желаниям нашей души, чтобы утешить ее нежным счастьем. К чему это я? К тому, что на днях у меня случился юбилей. И одним из великолепных подарков было приглашение посетить выставку венецианского художника Джанмарии Потенцы (Gianmaria Potenza), которая открылась 14 апреля 2012 года в музее современного искусства Эрарте.

Рождение солнца №12 150Х150 см, дерево, мозаика

Рождение солнца №12 150Х150 см, дерево, мозаика

Да простят меня организаторы выставок, я не люблю открытия (хотя, каюсь, сама этим грешила: была руководителем галереи когда-то давно…). Как правило, среди музыкального шума, шампанского, экзальтированных дам, случайных рассеянных мыслей, короче, среди той самой житейской vanitas сложно оценить идеи художника, поэтому нужно ходить в музей… например, в понедельник утром. Да, именно тогда мне удалось погрузиться в сосредоточенную атмосферу выставки, омытой акустической и ментальной тишиной ночи. Пройдя в пространство зала, я попала в сказочный полумрак, где вели свой неспешный разговор объемы и округлости, углы и выпуклости, блестки и матовость, различные фактуры и формы, узнаваемые цитаты и нечто совершенно новое. Помимо сочных по-ботеровски крупных бронзовых скульптур-фруктов, мое внимание привлекли сюжеты с рыбными лавками и натюрморты-посвящения Моранди. По форме — это интересные объекты, рельефы или коллажи, а, может, и картины. К XX веку случилось слишком много станкового искусства, и художники уже давно пребывают в поиске новых форм и материалов для передачи выразительности своих образов.

Машина ЭВМ.

Машина ЭВМ

Переосмысление старого через новые формы, серийность и вариативность, эргономичность и гармония дизайна — вот рельсы, по которым движется искусство Потенца.  Мы можем наблюдать рождение солнца в многочисленных вариантах (более 20), посвящение предшественникам (Моранди), мы видим образы машины ЭВМ, напоминающие фантастические градостроительные макеты, повешенные вертикально, мы можем дотронуться до кубистических животных, и, наконец, мы любуемся красивыми абстрактными объектами, которые хорошо впишутся в интерьер дома или города. Да, в колорите его работ очевидны византийские традиции, пустившие в свое время глубокие корни в Венеции. В лаконичной, отточенной форме можно увидеть отсылку к позднеготическим тенденциям. Открытость, импульсивность и восприимчивость к современности — как наследие венецианского искусства эпохи Возрождения —  также нашли отражение в образах Джанмарии.

Носорог.

Носорог.

Посвящение Моранди №4

Посвящение Моранди №4

Искусство Потенца весьма дружелюбно и гармонично, это совершенно не страшная, а даже красивая урбанистика, которая не вопит об экологии, не режет и не истязает зрителя серьезными эсхатологическими вопросами. Это смирение западного человека, воспринявшего современность не критически, а созидательно. Красиво, загадочно, аккуратно, стройно… Я отдохнула душой, посетив фантастический мир этой выставки и на мгновение ощутила примирение с предметно-человеческим миром, который, оказывается, может быть таким восхитительным. Чего и вам желаю! (Видео с художником)

PS: Кстати, Петербург посетили сразу несколько венецианцев: Карло Кривелли (XV век) и Джанмария Потенца (XXI).

Константин Коровин. Выставка в Русском музее.

К.Коровин. На берегу моря. 1910 год

К.Коровин. На берегу моря. 1910 год

В Русском музее открылась выставка (10 августа — 08 ноября 2011), посвященная 150-летию со дня рождения Константина Коровина (1861-1939). Этот натюрморт с розами представлен в экспозиции. И, если бы я не была не видела его в оригинале, то, наверное, написала бы большую историю его создания и определила его место в контексте истории искусств. Но, поверьте, после знакомства с подлинниками, восторг и удивление переполняют сердце, и больше всего хочется петь и танцевать. Есть ощущение, что рассказывать о живописи Коровина, пусть и в рамках натюрморта — бесполезное занятие. Надо просто идти на выставку и получать живой опыт общения с шедеврами. Вы увидите воздух, почувствуете морские брызги, ощутите соленый вкус на губах, аромат роз и крики чаек. Гениальная и вместе с тем простая композиция раскрывается в бесконечную историю, детали которой меняются в зависимости от ракурса и расстояния. Художник предлагает вам мыслить красками. Это увлекательная игра, рождающая новый взгляд на мир.

На эту выставку хорошо бы прийти не один раз. С друзьями, детьми, любимыми, в одиночестве, в солнце и в дождь, уставшими и полными сил. Вы получите бесценный опыт общения с живописью. И с самим собой. Желаю откровений и открытий!

Натюрморты с выставки аргентинского экслибриса.

4 августа в 19.00 в Библиотеке Книжной Графики (ул. 7-я Красноармейская, 30) Санкт-Петербурга состоялось открытие выставки аргентинских экслибрисов. На выставке представлены работы тридцати шести художников, о чем сообщает название: «35+1″.

Именно на страницах блога о натюрмортах мне бы хотелось сообщить об этом замечательном событии. Во-первых, потому что экслибрис — это удивительный пример графической миниатюры, которая по своему прикладному значению стремится стать частью книги. А книги часто становятся главными героями натюрморта. Но есть еще и другая причина: на этой выставке я увидела множество примеров натюрмортов в экслибрисе.

Автор - Marcela Purita. Натюрморт отражает символы Аргентиы: калабас, бомбилья, мате

Автор - Marcela Purita. Натюрморт отражает символы Аргентины: калабас, бомбилья, мате.

Автор - Esteban Grimi. Использует множество разнообраных графиеских техник, считает, что техника - это часть замысла,о это не тюрьма ограничений, а почти магическая свобода для фантазии.

Автор - Esteban Grimi. Использует множество разнообраных графиеских техник, считает, что техника - это часть замысла, но это не тюрьма ограничений, а почти магическая свобода для фантазии.

Предмет — как часть сюжета, предназначенного отразить лаконично и образно особенности профессии, интересы или состав библиотеки владельца. Существует традиция гербовых, вензелевых и, наконец, сюжетных экслибрисов.  На этой выставке собраны именно сюжетные экслибрисы, выполненные в разных графических текстах: линогравюры, ксилографии, цветные ксилографии, офорты, тонированные вручную, с использованием компьютерной обработки и т.д.

Вся коллекция — работы аргентинских художников. Это уникальная возможность для российского зрителя познакомиться с традициями  графики Латинской Америки. Яркие, экспрессивные, страстные визуализации, собранные в небольшие композиции экслибриса, вызывают сильные чувства и эмоции — от радостного хохота, до ощущения беспросветности и муки жизни. Вспоминаются литературные образы мира Хулио Кортасара и Хорхе Луиса Борхеса.

беседа с Бенуа Жано

беседа с Бенуа Жано

Мне посчастливилось познакомиться с владельцем этой замечательной коллекции экслибрисов Бенуа Жано, который рассказал удивительную историю зарождения своего собрания: «В самом начале своего страстного увлечения экслибрисом, я искал интересные варианты в книжных и антикварных магазинах. Однажды судьба свела меня с музыковедом Питером Францем, который вручил мне папку с экслибрисами, сказав, что подарок. И только придя домой, я оценил масштаб этого подарка! Там были работы Дюрера, Кранаха, а также менее известных старинных мастеров эпохи Возрождения. Я позвонил Францу и сказал, что не могу принять такой дар. Он мне ответил, что эту папку ему отдал один пожилой еврейский иммигрант. Он бежал из Германии в 30-х годах в Буонэс-Айрес с одним чемоданом, взяв с собой только эти сокровища своей коллекции. Он знал, что Питер Франц не коллекционирует экслибрисы, но отдал ему эту папку со словами:»Однажды ты встретишь увлеченного коллекционера экслибрисов, отдай ему этот дар от всего моего сердца…» Возможно, без этой истории не случилось бы петербургской выставки.

Думаю, вы согласитесь — вся наша жизнь наполнена удивительными историями, подарками и открытиями. Уверена, что посещение этой выставки станет для вас необычным и приятным погружением в мир графических образов Аргентины. Торопитесь, выставка продлится всего лишь до 30 августа!

Хуан Ван дер Хамен и Леон. Натюрморт с коробками для сладостей, 1621 г.

24 июня 2011 года в Государственном Эрмитаже (Двенадцатиколонный зал) открылась выставка «Диалоги. Живопись барокко из музеев Андалусии». Эта интереснейшая экспозиция представляет живопись южной области Испании, Андалусии, периода расцвета ее искусства в XVII веке, в так называемом «золотом веке».

На этой экспозиции выставлен замечательный натюрморт Хуана Ван дер Хамен и Леона (Juan van der Hamen y (G?mez de) Le?n). И если вам окажутся не по душе монастырские картины с многочисленными распятиями, мадоннами с младенцами, мучениями святых или портреты странных женщин в черных платьях, то этот натюрморт насладит ваш взор своей простой красотой и тонкостью исполнения.

Хуан Ван дер Хамен и Леон. Натюрморт с коробками для сладостей 1621 г.

Хуан Ван дер Хамен и Леон. Натюрморт с коробками для сладостей 1621 г.

Хуан Ван дер Хамен и Леон был сыном фламандского придворного при испанском королевском дворе. Признание его художественного дара произошло в сентябре 1619 года, когда для королевского дворца Эль-Пардо приобретаются его натюрморты.

Испанский натюрморт XVII века — своеобразное явление мировой живописи: строгий, контрастный по освещению, минимум предметов, без кулинарных излишеств, без разрезов и внутренностей, без «складочек и рюшечек», о которые то и дело спотыкается взор зрителя в голландском still life. В испанском натюрморте все до аскетизма лаконично, возможно, это связано с мировоззрением католиков, избегающих роскоши и сластолюбия, посмотрите на still life Луиса Мелендеса или Хуан Санчес-Котана. Космос пространства-фона, из которого появляются предметы, овощи, рыба, кухонная утварь. В картине Хуана Ван дер Хамен и Леона выставлены как на витрине: керамический сосуд, ложка (с ручкой удивительной формы: приглядитесь, это копытце!), баночка вишневого варенья (голландцы обязательно бы ее открыли и измазали пару ложек) и загадочные коробки для сладостей.

Эти коробки, вернее их скрытое содержимое, меня как знатного сладкоеда очень мучают. Что там хранилось? Печенье, цукаты, тончайшие вафли, а, может, шоколад? Импорт какао-бобов в Испанию из Центральной Америки начался в 1528 году благодаря завоевателю Эрнандо Кортесу, кондитеры начали экспериментировать с добавками, так появились шоколадные конфеты с медом, ванилью и фруктами. Так что очень возможно, что эти деревянные коробочки скрывают райское шоколадное наслаждение! Витиеватая подпись автора указана на каменной столешнице — я там был, все поставил, нарисовал и стремительно ушел, задев серебряную ложку… Уверяю вас, я на мгновение ощутила инстинктивное желание перфекциониста: поправить ложку, чтобы не упала. Этот натюрморт, созданный триста лет назад, отразил мои желания и особенности натуры, как зеркало. Удивительная сила, мудрость и актуальность изобразительного искусства!

Выставка продлится до 25 сентября 2011 года, время еще есть. Но рекомендую не откладывать удовольствие пообщаться c прекрасным искусством солнечной Испании.

Натюрморты Луиса Мелендеса.

Луис Мелендес. Натюрморт с кренделем. 1770 Oil on canvas, 49 x 37 cm Museo del Prado, Madrid

Луис Мелендес. Натюрморт с кренделем. 1770 Oil on canvas, 49 x 37 cm Museo del Prado, Madrid

Луис Мелендес. Натюрморт с рыбой и лимоном, 1772, Museo del Prado, Madrid

Луис Мелендес. Натюрморт с рыбой и лимоном, 1772, Museo del Prado, Madrid

В Государственном Эрмитаже проходит выставка «Прадо в Эрмитаже» — с 25 февраля по 29 мая 2011 года в Николаевском зале Зимнего дворца. Безусловно, это событие не могло не отразиться в нашем блоге о натюрмортах. Живопись в жанре still life представлена на выставке, но ее немного. Это натюрморт с овощами Хуана Санчес-Котана, «Ягненок» Франсиско де Сурбарана и несколько работ Луиса Мелендеса — крупнейшего представителя натюрмортной живописи XVIII века. Вот о его картинах чуть подробнее.

Эти два still life — из серии многочисленных натюрмортов, изображающих «дары испанской природы». Они предназначались для украшения королевских покоев во дворце Аранхуэса и в большинстве своем собраны ныне в Прадо. Идея запечатлеть на холсте товары, которые производятся (выращиваются\добываются) в стране — не нова. В натюрмортах голландских живописцев XVII века прославляется голландская селедка, сыр, масло, табак и многие другие продукты. Программный образ воплощен и в работах испанского художника.

Эти картины Мелендеса производят странное впечатление и вызывают множество аналогий. Они напоминают работы уже упомянутых «малых голландцев»: знакомые блики на стекле, сочная мякоть плоти, но без уютного быта предметного мира. У Мелендеса нет ощущения дома и хозяина, для которого постелена скатерть, который только что встал из-за стола, раскрошил крендель, раскидал приборы, разрезал лимон. Вспоминается Антонио Переда и его холодно-прекрасные натюрморты с тщательно прописанными деталями и фактурами в стиле фото-реализма. Но у Мелендеса колорит несравнимо теплее и силуэты мягче. И как ни странно, стоя возле картин Мелендеса, больше всего я вспоминала Шардена. Они жили почти в одно время, они очень похожи…, как параллельные прямые — рядом, но не пересекаются. У Мелендеса натюрморт — это все-таки традиция интерпретации предмета в живописи, а у Шардена — в первую очередь живопись, среда, воздух.

Натюрморты Мелендеса создают впечатление промежуточного этапа в развитии натюрморта: «еще не», но и «уже не». Но эти небольшие полотна, без сомнения созданы мастером и если вы их еще видели — сходите на выставку, до 29 мая еще есть время.