Изобилие даров природы или продуктов для еды

Недавно посмотрела фильм «Корпорация «Еда», который можно без труда найти на youtube.com или вконтакте. Этот фильм рассказывает об истинном содержании и производстве продуктов, представленных в изобилии в супермаркете.

И я подумала, что такое явление как симулякр активно внедрилось в сферу «еды» для американца, и набирает обороты в нашей стране. О симулякре в сфере вещей уже многое говорил Бодрийяр. Вещь делает вид, что она есть. Стиральный порошок делает вид, что он хорошо стирает, пылесос — что он идеально (согласно рекламе и  инструкции) собирает пыль, одеяло — что оно греет, а туфли — что их можно носить (не сбив ноги в кровь или не разорвав при первом же использовании вне дома). Часто вещи плохо или частично функционируют, мы это знаем и покупаем новые, пребывая в вечном поиске, и одновременно наслаждаясь мнимым обновлением. И в принципе, если не задумываться о проблеме утилизации мусора, это не плохо, не хорошо, это наша реальность.

Но когда мы затрагиваем тему еды, то тут проблема качества и последствий более очевидная. Я уже не говорю о том, с каким настроением, каким человеком выращено то, что мы покупаем в магазинах… Эта тема актуальна только для дачников и они-то совершенно точно отличат свое от покупного, хоть и более красивого, сладкого или сочного. Мы верим мифам, что молоко от деревенской бабушки, а тефаль думает о нас. «Приятно» — это иллюзорная эмоция бегства от осознания того, что продукты, которые мы покупаем мертвы, ни один йогурт не сможет вылечить наш дисбактериоз.

Проблема питания и продуктового изобилия приобретает особый ракурс еще и в контексте изобилия, который мы видим на старинных картинах. Там темы даров природы, облагороженных трудом человека, смотрятся и воспринимаются как воплощение рая, потому что они истинны, посмотрите, хотя бы на натюрморты фламандца XVII века Франса Снейдерса, о которых я писала раньше. Изобилие фруктов, овощей, даров моря и леса — это символ природы, как материальный, так и метафизический. В наше время человек стремится создать свой собственный мир изобилия предметов и продуктов, придумывая то, что изначально было придумано за нас и для нас.

Надо почаще ходить в Государственный Эрмитаж в залы старинной живописи. Картины прошлого на самом деле остаются актуальными и, возможно, гораздо более понятными благодаря своему реалистическом языку, чем то же современное искусство. Там все просто. Надо посмотреть и увидеть.

Лариса Косякова. Натюрморты.

Мы получили вот такое письмо: «Уважаемые Ольга и Влад, у меня много натюрмортов, рискну послать вам один, при том, что почувствовала, что любите вы несколько иное отношение к изображению «тихой жизни». А-а, была не была! Лариса Косякова».

Лариса Косякова. Против света.
Лариса Косякова. Против света.

Живопись Ларисы привлекает яркими красками, колорит ее картин будто пропитан светом. Художница экспериментирует с цветом, грациозно решая сложные колористические задачи. Сюжеты ее картин — это личные впечатления, по-детски наивные и радостные, как в картинах «Корабль у синих гор» или «Бухта Инал». В натюрмортах Ларисы можно встретить современные предметы быта, хотя бы вот — пластиковые бутылки. Интересна игра формы и прозрачности, тени и света — когда предметы живут в своей среде обитания, и создается не просто портрет вещей, а симфония взаимоотношений в предметном мире. Натюрморты Ларисы — это особая поэтика неживого мира предметов, оживающего на холсте мастера.

Спасибо Ларисе Косяковой за внимание к нашему сайту и, конечно, за прекрасные работы, которые порадуют наших читателей!

Рассуждая о ценности русского искусства…

Купить или не купить?

На днях наткнулась на статью некоего Иеремии Херцога «Аукционы старых мастеров». Кто такой этот Иеремия – не знаю, понятно, что это псевдоним, и даже шире – фантазийный образ. Он рассуждает там о выборе современного коллекционера, что лучше приобрести: картины нынешних или старинных мастеров. Я к теме коллекционирования живописи не близка, и скорее даже не из-за финансовых реалий моей жизни, а, скажем так — мне не интересен этот стиль жизни. Я не люблю охоту и собирание трофеев, мне достаточно посещения музея. Но кое-что в этой статье меня не оставило равнодушной, и заставило задуматься – а именно ценность русского искусства в сравнении с западным. Объективно ли Шишкин хуже Хальса (или не хуже, но вторичнее)? Или это мнение основано на личных пристрастиях и на эталоне западных идеалов? Внесло ли русское искусство реально новаторский вклад в мировую сокровищницу в период так называемого Нового времени, т.е. после царствования Петра I и до начала XX века? Безусловно, художник Кипренский продолжает традицию итальянской живописи, так же и пейзажист Сильвестр Щедрин. Федотов многое позаимствовал у голландцев. Если вспомнить Хруцкого, Фирсова – то и в их картинах влияние голландской живописи еще заметнее. Конечно, были и у нас самобытные, оригинальные художники – Поленов, Суриков, Верещагин, Крамской, Левитан и многие другие, но повлияли ли они так мощно и революционно на мировое искусство, как Рембрандт, Джотто или Вермеер? Полный текст статьи Иеремии Херцога здесь: http://www.openspace.ru/art_times/projects/152/details/2145/