Разное

Category Archive Разное

Нефертари и Долина цариц. Из коллекции Египетского музея в Турине, 16.06.2017 — 10.01.2018

Эрмитажная коллекция древнеегипетского искусства богатая, но все-таки очень уж сдержанная по цвету, если не сказать, что унылая. Приехавшая к нам в Санкт-Петербург коллекция Туринского музея предлагает иное впечатление. Конечно, это все те же саркофаги, и заупокойный культ и книги мертвых, но все же они цветные, яркие, солнечные. Предметный мир в изображениях Древнего Египта выстраивается в структуру строгой композиционной и символической ясности.

Результаты раскопок Э. Скиапарелли и его экспедции в Долине цариц (1903−1905) и в Дейр эль-Медине (1905−1908) превратили Туринский музей в одно из лучших собраний фиванских материалов и один из важнейших центров изучения египетской культуры Нового царства и Первого тысячелетия до н. э.

В основе выставки «Нефертари и Долина цариц. Из Египетского музея в Турине» − фиванские материалы, добытые Дроветти и Скиапарелли. Ключевая фигура выставки − царица Нефертари, оказывается представленной на фоне Долины цариц, где экспедиция Скиапарелли открыла ее гробницу.

Статуэтка обожествленной царицы Яхмос-Нефертари Новое царство, XVIII династия (1550–1292 гг. до н. э.) Дейр эль-Медина Дерево, роспись 38×11,5×7 см

Стела Кела XIX династия, правление Рамсеса II (1279–1213 гг. до н. э.) Дейр эль-Медина. Известняк, роспись
76×55 см

Ларец с цветочным орнаментом
Новое царство, XVIII династия (1550–1292 гг. до н. э.) Происхождение неизвестно. Дерево, роспись, 30×36×36 см

Статуя Идет и Руйу
Новое царство, начало XVIII династии (1480–1390 гг. до н. э.) Фиванский некрополь (?)
Известняк, роспись 36×19×20 см

Tags, , , ,

Изучаем историю цвета с М. Пастуро

Пастуро М. Зеленый. История цвета. М., 2018.
Пастуро М. Синий. История цвета. М., 2017.

Аннотация. Данные монографии являются результатом масштабного проекта французского историка Мишеля Пастуро, посвященного написанию истории цвета в западноевропейских обществах, от Древнего Рима до XVIII века. Начав с престижного синего и продолжив противоречивым черным, автор обратился к дешифровке зеленого.

Tags, , , ,

Выставки Русского музея. Весна 2017

Вчера был день музеев. Так совпало, что именно вчера я решила посетить выставки Русского музея.

Выставка «Виктор Борисов-Мусатов и мастера общества «Голубая роза«, продлится до 29 мая 2017 года) в залах Инженерного замка. Замечательная, камерная экспозиция умиротворяет и настраивает на поэтический лад. Помимо нежнейших, насыщенных воздухом и светом полотен Борисова-Мусатова на выставке представлены и яркие натюрморты Сапунова, и контрастные образы Сарьяна, и медитативные сцены азиатской жизни Кузнецова. А также и работы художников, чьи картины и рисунки редко встречаются в музейных и частных собраниях (И.А.Кнабе, Н.П.Феофилактов, Н.П.Рябушинский).

Н.Н. Сапунов "Цветы и фафор", 1912

Н.Н. Сапунов «Цветы и фафор», 1912 

В Михайловском дворце, в корпусе Бенуа, до 24 июля 2017 года продлится выставка, посвященная 175-летию со дня рождения всемирно известного русского художника-баталиста Василия Васильевича Верещагина. Это по-настоящему важное событие, которое не стоит пропускать. На выставке собраны не только работы батального жанра, но и картины, зарисовки, этюды, привезенные из путешествий.

Верещагин-путешественник, внимательный, беспристрастный, иногда сдержанно-репортажный, а иногда трогательный и поэтичный — вот тот образ художника, который мне запомнился после этой выставки. Идеальная форма предметов, голов, рук, домов — доведенная до совершенства в скрупулезности изучения, до гипперреализма и фотографичности. И тут, же, рядом, лицо старухи, в котором собрано столько эмоций и историй, что, может, по яркости образов сопоставить…. с повестями Лескова, например.

Верещагин тонко предчувствует кинематографическую композицию, создавая такие ракурсы и движение, такую перспективу и свет, которые появятся позже, на экранах в движущихся картинках.

В чистом виде натюрморты и интерьеры не очень интересуют художника. Но архитектурные зарисовки, передача точности фактуры, материальность и осязательность — это все часть художественного метода Верещагина. Для картин, посвященных посещению Японии, художник разработал особый орнамент рамы.

Внутренний вид церкви Иоанна Богослова на Ишне близ Ростова Ярославского

Внутренний вид церкви Иоанна Богослова на Ишне близ Ростова Ярославского

В. Верещагин. Храм в Токио

В. Верещагин. Храм в Токио

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И, наконец, еще одна выставка в корпусе Бенуа «Искусство Великого Новгорода эпохи святителя Макария«, посвященная периоду искусства Великого Новгорода первой половины – середины XVI столетия. Продлится до 31 августа 2017 года. Помимо прекрасной иконописи, в экспозиции представлен амвон. Удивительное сооружение, которое, ссылаясь на аннотацию, было собрано без клея и гвоздей искусными новгородскими резчиками, которых за мастерство называли «хитрецами». Амвон украшен раскрашенной скульптурой.

Деревянный Амвон 1533 года из собора Святой Софии Великого Новгорода (высота - 300 см, окружность 600 см)

Деревянный Амвон 1533 года из собора Святой Софии Великого Новгорода (высота — 300 см, окружность 600 см)

Деревянный Амвон 1533 года из собора Святой Софии Великого Новгорода (деталь)

Деревянный Амвон 1533 года из собора Святой Софии Великого Новгорода (деталь)

Выставка в Таллине. Осень 2015. Часть 2

Продолжая разговор о выставке в Таллине, обратимся к картинам антверпенских мастеров. И начнем с цветочно-фруктовой композиции Яна ван Кесселя. В представленной работе художник демонстрирует свое непревзойденное мастерство в передаче реалистичных подробностей даров природы. Сложно собранная композиция изобильного урожая едва помещается в раму картины. Перегрузка деталями, игрой света, бликами, оттенками зелени  — все эти живописные средства создают радующую глаз картину. Но, кроме того, перед зрителем рождается феерия разнообразного вкуса и манящего аромата, привлекающего к восприятию не только зрение, но и осязание, обоняние, вкус.

Jan van Kessel (1620-1661). Ян ван Кессель. Натюрморт с фруктами и бабочками

Jan van Kessel (1620-1661). Ян ван Кессель. Натюрморт с фруктами и бабочками

Не менее привлекательна ваза с фруктами, сочная земляника в китайской тарелке, сахарный инжир, спелые лесные орехи на картине Франса Снейдерса. Тут же, едва проступая в прозрачности воздуха, виднеется стеклянный бокал, припасен и нож, которым удобно разрезать инжир. Перед нами обеденный стол, на котором приготовлен десерт. Но на лакомый полдник пришли незваные гости! Здесь разыгрывается прелюдия к охотничьей драме: еще пару секунд и беспечное озорство воробьев будет перебито кошачьим прыжком. По своему обыкновению, Снейдерс оживляет застывшую композицию предметного мира присутствием животных.

Frans Snyders (1579-1657). Франс Снайдерс. Натюрморт с птицами, фруктами и кошкой.

Frans Snyders (1579-1657). Франс Снейдерс. Натюрморт с птицами, фруктами и кошкой.

Снейдерс часто обращался к сценам с животными, выступая, как талантливый мастер-анималист.

Мастерская Франса Снейдерса. Кот и пес

Мастерская Франса Снейдерса. Кот и пес

Продолжая тему накрытых столов, обратимся к натюрморту с устрицами Осиаса Берта.  Обеденный стол выглядит маленькой симпатичной вселенной, где собранные блюда и кубки, приборы и коробки, дары земли и воды, сладости и солености — собраны вместе, при этом вполне автономны. Композиция этой картины удивительна тем, что собирает воедино самые разные ракурсы. Приглядитесь: на устрицы вы смотрите сверху, на блюда с фруктами — сбоку. На краю стола, будто специально для собирающегося отобедать, — нож (удобно справа) и початая устрица. Прихотливый изгиб шеи зажаренного цыпленка подхватывается рефреном сплетения редиса, а на горизонте стола им вторят тонко изогнутые бублики. Прозрачное кружево бокалов самой прихотливой формы заполняет ритмику композиции хрустальным звоном вертикальных доминант.

Osias Beert the Elder (1580-1624). Осиас Берт Старший. Натюрморт с устрицами, цыпленком и сухофруктами

Osias Beert the Elder (1580-1624). Осиас Берт Старший. Натюрморт с устрицами, цыпленком и сухофруктами.

Рассмотренные натюрморты антверпенских мастеров первой половины и середины XVII века: накрытые столы, фруктово-цветочные корзины, шалости животных — разнообразны, но все безупречны в своей реалистической точности, в идеальном колористическом решении, в гармонии композиции.

Выставка в Таллине. Осень 2015. Часть 1

Мудрый Платон писал так: «Красивые вещи создают красивые мысли, красивые мысли позволяют создавать прекрасную жизнь, а значит, мы можем приблизиться к пониманию абсолютной красоты.»  Таков был эпиграф великолепной выставки, прошедшей в Таллине осенью 2015 года.

Натюрморты голландских и фламандских мастеров здесь были представлены в большом количестве и разнообразии. О них чуть позже, а пока, давайте посмотрим на кунсткамеры, зарождающиеся музейные экспозиции частных коллекций.

Кабинет редкостей

Кабинет редкостей

Ян ван Кессель, Антверпен 1626-1679. Аллегория зрения: кабинет коллекционера и вид на Антверпен

Ян ван Кессель, Антверпен 1626-1679. Аллегория зрения: кабинет коллекционера и вид на Антверпен

 

 

 

 

 

 

 

 

Часто подобные сюжеты были посвящены аллегориям пяти чувств: зрению, обонянию, осязанию, слуху.

Boets J. Работал во Фландрии с 1635 - и после 1660. Аллегория зрения и обоняния

Boets J. Работал во Фландрии с 1635 — и после 1660. Аллегория зрения и обоняния

А вот долгожданные натюрморты. Лоуренс Крен (Laurens Craen) — член гильдии св. Луки (покровительствовавшего художникам) Мидделбурга, работавший в жанре натюрморта, возможно, был учеником знаменитого Яна Давидса де Хема.

Лоуренс Крен. Гаага 1620 - Мидделбург 1663/70. Натюрморт с лесными орехами, виноградом и устрицами

Лоуренс Крен. Гаага 1620 — Мидделбург 1663/70. Натюрморт с лесными орехами, виноградом и устрицами

Якоб Хюлсдонк (Jacob van Hulsdonck) — также художник, работавший в Мидделбурге в середине XVII века. В начале своего творческого пути испытал влияние Амброзиуса Босхарта, но в дальнейшем нашел свои самобытные композиции натюрмортов. Расположение предметов в натюрмортах, представленных ниже, напоминают витрину, С. Даниэль говорит об этом явлении так: «Они как бы названы поименно и связаны, так сказать, сочинительной связью». И действительно, здесь нет главных героев и деталей, в такой композиции все равны. Это ощущение также подчеркивается равномерным освещением, благодаря которому видны все подробности этого изобильного завтрака или роскошной корзины фруктов.

Якоб ван Хюлсдонк. Антверпен 1582 - Антверпен 1647. Натюрморт с корзиной фруктов

Якоб ван Хюлсдонк. Антверпен 1582 — Антверпен 1647. Натюрморт с корзиной фруктов

Якоб ван Хюлсдонк. Стол с сыром, селдью и ветчиной

Якоб ван Хюлсдонк. Стол с сыром, сельдью и ветчиной

 

 

 

 

 

 

 

 

Продолжение следует!

__________________________________________________

Даниэль С.М. Искусство видеть, 1990, Л., стр. 99