Книга А.С. Мухина «Рецепции представлений о пространстве и времени в художественной культуре. Италия и Нидерланды XV век.

Размышляя о натюрморте, интерьере и изображении пространства на плоскости вообще, задаешься вопросом: как это сделано и почему выбраны именно такие средства? Прямая и обратная перспективы, выбор точки обзора и ракурса, использование архитектурных мотивов — весь этот инструментарий выразительности передает ощущение пространства в пределах картинной рамы. Наиболее интересно и разнообразно решена проблема пространства в живописи Италии и Нидерландов  эпохи Возрождения. Например, очевидно сравнение двух интерьеров: Фра Беато Анжелико и Робера Кампена. О том, как трактуется пространство у этих двух мастеров и какие философские теории скрыты в этих линиях и объемах, читайте в книге А.С. Мухина.

Фра Беато Анжелико. Благовещение. Прадо, Мадрид
Фра Беато Анжелико. Благовещение. Прадо, Мадрид
Робер Кампен. Благовещение. Прадо, Мадрид
Робер Кампен. Благовещение. Прадо, Мадрид

Паоло Антонио Барбьери. Still life

Паоло Антонио Барбьери (Paolo Antonio Barbieri, 1603–1649) — итальянский художник, младший брат знаменитого художника Гверчино, работавший в жанре натюрморта, особенно любивший цветы и фрукты,  В книге учета заказов художника Барбьери в 1629 году был зарегистрирован заказ на создание сорока двух картин для магазина специй. А вот и одна работа из многочисленного цикла. Еще мне удалось найти ряд натюрмортов со снедью, но относились ли они к этому заказу магазина, или были самостоятельными — неясно. Все работы Барбьери объединяет композиционный прием — витринная раскладка «героев», отсутствие кульминации, симметрия, высокий горизонт. Что касается сюжета жанровой картины, то тут следует добавить несколько слов об итальянской кухне и специях. До середины XVI века употребление пряностей остается признаком социального превосходства. И если в XIV веке были популярны специи, использовавшиеся в приготовлении мясных и рыбных блюд, то к Новому времени активизируется интерес к сладкому вкусу: кондитерские изделия в моде, и иногда просто сахар предлагается как альтернатива другим специям. Так, рецепт Венецианских специй включает в себя корицу, имбирь, мускатный орех, и гвинейский перец, а также шафран и сахар. Каждая хозяйка и сегодня сообразит, что это набор для выпечки или десертов. Разнообразные сладости мы как раз видим в картине, видимо, служившей рекламой или интерьерным оформлением магазина специй.

Паоло Антонио Барбьери
Паоло Антонио Барбьери. В магазине специй, 1637 (Pinacothèque de Spoleto)
Paolo Antonio Barbieri  Kitchen Still Life  1640
Paolo Antonio Barbieri Kitchen Still Life 1640
Paolo Antonio Barbieri  Still Life with plates 1640
Paolo Antonio Barbieri Still Life with plates 1640

_________________________________________________________________________

по материалам книги: «Итальянская кухня. История одной культуры». Альберто Каппати, Массимо Монтанари. 2006, стр. 142

Новые книги на русском языке по теме «Натюрморт».

Европейский натюрморт XVI — XIX веков всегда привлекал внимание книжных издателей. Но, чтобы в таком количестве и так подробно, как в последние годы — я не припомню. Издательство «Белый город» отличилось, выпустив серию подарочных книг на тему «Европейский натюрморт». Можно ознакомиться с общим обзором темы, можно углубиться в изучение фруктовых и цветочных мотивов. Идеальное издание для подарка, копирования, обучения. Иллюстрации поданы в прекрасном качестве, крупными фрагментами на развороте. Сопроводительный текст (автор — Вера Калмыкова) рассказывает об истории и причинах возникновения жанра, каждая иллюстрация дополнена композиционным и колористическим анализом.
«Обманки» — авторская книга искусствоведа Омара Калабрезе (лингвист по образованию, ныне заведующий кафедры истории искусств в Университет Сиены) , перевод с французского. Очень радует появление переводной книги по столь узкой тематике. Собран и воспроизведен уникальный иллюстративный материал. Автор выстраивает интересную концепцию изображения пространственных иллюзий в живописи: в античных росписях, в алтарных образах средних веков, в барочных фресках, далее в натюрморте Голландии и Фландрии, в картинах XVIII века и последняя глава посвящена оптическим иллюзиям в искусстве США (граффити, станковая картина, уличные росписи).
Натюрморт (подарочное издание) Серия: Великие полотна
Натюрморт (подарочное издание) Серия: Великие полотна
Фрукты (подарочное издание) Серия: Великие полотна
Фрукты (подарочное издание) Серия: Великие полотна
Цветы (подарочное издание) Серия: Великие полотна
Цветы (подарочное издание) Серия: Великие полотна
Искусство обманки. Омар Калабрезе
Искусство обманки.

Естественно-научная история XVIII века в рисунках

Натюрморт — удивительный жанр, который заставил меня о многом задуматься. Говоря о натюрморте, нужно отметить его эстетические и художественные особенности, расшифровать символы, понять, почему художник обращается именно к этим предметам, изображает ту или иную вещь в компании с другими. В целом, still life, оставаясь бессюжетным жанром, улавливает и озвучивает самое главное: особенности мышления людей определенной эпохи.  Наблюдая перечисление предметов в натюрмортах XVII — XVIII веков, современный человек недоумевает: на картинах представлен список вещей, которые невозможно сочетать ни по логике, ни по эстетике. Но именно в этом парадоксе зарождается одна из самых главных потребностей эпохи — познать физический мир, как нечто общее, где есть законы, иерархия, причины и следствия. Так, изображая великолепные цветочные букеты с бесчисленными реалистическими подробностями, художник следует за импульсом эпохи, демонстрируя интерес к устройству природы в художественной форме.

Помимо цветочных натюрмортов, в XVII веке формируется  новый жанр ботанического рисунка, который должен был отражать не столько красоту, сколько точность в воспроизведении деталей. Строго говоря, ботанические рисунки и гравюры существовали и раньше, преимущественно в ботанических атласах, как иллюстрации к лечебным трактатам. Но именно в XVII веке они начинают приобретать черты научного знания, появляются изображения растений в разных ракурсах, в разрезах, изображение семян, спор, корней, плодов, разных стадий цветения и т.д. И что, на мой взгляд, интересно, уже к XVIII веку меняется принцип формирования списка растений: не по символам, не по целебности, а, например, по ареалу распространения. Немецкий ученый Александр фон Гумбольдт (Alexander von Humboldt) после путешествия в Латинскую Америку в 1799 году собрал замечательную ботаническую коллекцию, на основе которой были потом созданы гравюры, собранные в отдельную книгу.

Иллюстрация из книги Гумбольдта.

Французский натуралист, биолог, математик, естествоиспытатель и писатель Жорж-Луи Леклерк (Georges-Louis Leclerc Comte de Buffon) мыслил еще шире. В своих книгах он предпринял попытку представить картину мира в разнообразных проявлениях флоры, фауны, минералов и человека. Он собирал отдельные факты из жизни человека, животных, растений и пытался их обобщить, выявив единую систему. В то время как Карл Линней разрабатывал формальную часть науки, оттачивая классификацию и систематику, Леклерк высказывал преддарвиновские идеи об изменяемости видов под влияниям окружающей среды. Идеи Леклерка были обобщены в книгах и изданы еще при жизни. А не так давно появился  великолепный фолиант Storia Naturale, в котором воспроизведены естественнонаучные рисунки Леклерка.

Иллюстрация из книги Леклерка
Иллюстрация из книги Леклерка

Изменение сюжетной линии станкового натюрморта — цветочных мотивов, редкостей, кунсткамер — шло параллельно с развитием ботанического рисунка, здесь очевидно их совместное движение в сторону научного познания мира. И, на мой взгляд, подобные междисциплинарные аналогии интересны и требуют более подробного изучения.

Le Roman de la Rose

Путешествие во сне, осознанное сновидение, восприятие сна как параллельной реальности — это, скажете вы, мировоззрение сегодняшнего дня. Nil sub sole novum1 — отвечу я, и не случайно хочется вспомнить латынь. Сегодня мой рассказ будет вдохновлен удивительной книгой, написанной в далеком XIII веке, в средневековой Франции. В этой книге сон так же реален, как явь, сон — это основное место действия.
Думаю, многие уже догадались, что речь идет о знаменитой «энциклопедии средневековья», о «Романе о Розе«. Этот роман в стихах2 состоит из двух частей: автор первой части — Гийом де Лоррис (Guillaume de Lorris), второй — Жан де Мен (Jean de Meung). Хотя роман и объединен в две части, по моему ощущению это два совершенно разных произведения. Первая часть — это чистый образ, написанный вдохновенным двадцатилетним юношей, вторая часть — это уже нравоучительная поэма, представляющая скорее интеллектуальный интерес. Читая первую часть, ощущаешь вкус, цвет и аромат,  во второй части включается в работу другое полушарие мозга: автор заставляет читателя анализировать, посмеиваться, соглашаться или спорить. Хотя, все же чаще соглашаться: удивительно, насколько мысли средневековья актуальны для современности3.
Но следуя теме нашего блога — натюрморт, мне бы хотелось привести примеры некоторых книжных иллюстраций, созданных в XIV-XV веках, во Франции.

Мне шел тогда двадцатый год:
Амур в ту пору дань берет
Со всех. Однажды в час ночной
Я спал, как будто бы хмельной,
Так крепко, что во сне был явлен
Мне мир иной, и им оставлен
В душе моей глубокий след, —
Сон сбылся через много лет.

Подобный сюжет сна и спальни, изображенный в иллюминированных книгах, мы уже рассматривали раньше, например, в рассказе о “Путешествие души”(Jean Galopes, Liber Peregrinationis Animae). Средневековые художники вводят минимум бытовых подробностей: умывальник, кровать с балдахином, стол, стулья или кресла. Пространство передано тоже условно, перспективные сокращения далеки от классических построений, здесь мы видим пример обратной перспективы, принятой в средневековой живописи и в иконописи. В целом, этот предметный мир представляется как декорации, в котором живет человек. Природа оказывается ближе и интереснее, с какой удивительной любовью и вниманием художник выписывает орнамент цветов и листьев в оформлении книги и далее в сценах (можно найти здесь). Почти так же как автор романа подробно и с любовью описывает райский сад, куда он случайно попадает во сне.

Я очень рекомендую прочесть эту книгу (в переводе И.Б. Смирновой или на каком-нибудь из европейских языков), подробно познакомиться с иллюстрациями (например, здесь) и ощутить вкус той эпохи, потому что очень часто, упуская что-то из прошлого, мы теряем яркую краску настоящего. Роман о Розе — о любви, согласитесь, что Ars amandi4 — это тема, которая никогда не сможет потерять актуальность.

———————————————————————————————————

1 Ничто не ново под солнцем (лат.)

2 здесь и далее цитаты по изданию: Роман о Розе. Средневековая аллегорическая поэма / Авт.: Гийом де Лоррис, Жан де Мён; Пер. и коммент. И. Б. Смирновой. М., 2007.

3 в контексте этих размышлений хотелось бы порекомендовать книгу Франциски Фуртай «Ars et schola. Теория изобразительного искусства в Средние века», изд. Эйдос, 2010

4 Искусство (наука) любви (лат.)