Натюрморт XVII века

Category Archive Натюрморт XVII века

Герард Терборх. Бокал лимонада

В картинах «малых голландцев» изображение быта голландского бюргерства, домашнего уюта, явилось основной темой, сформировавшей развитие таких жанров как натюрморт, интерьер, изображение бытовых сцен.

Сюжеты картин Герарда Терборха (Gerard ter Borch, 1617-1681), как правило, сосредоточены на теме взаимоотношений людей, передаче их характеров и разных настроений. Значимой заслугой Терборха можно считать создание иконографических схем в жанровой живописи, которыми в дальнейшем пользовались художники более позднего периода. Терборх много путешествовал, был в Италии, Испании и Англии, работал не только в бытовом жанре, но и в жанре портрета и пейзажа.

В своей картине «Бокал лимонада» (1663-64 год, 67,2Х54 см., Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург) автор помещает героев в центр композиции, в замкнутый, тесный интерьер, исключая яркие детали обстановки. Лица, позы и жесты героев чрезвычайно любопытны, и именно на их сплетении построена интрига этого сюжета.

Герард Терборх. Бокал лимонада

Это небольшая картина справедливо могла бы носить название «У сводни», здесь уместно вспомнить работу Дирка ван Бабюрена «Сводня» (1622), Яна Вермеера «У сводни» (1622), Геррита Хонтхорста «Сводня» (1625). Во всех случаях в руках героев картины есть бокал с вином, музыкальный инструмент (лютня), помимо молодых людей присутствует старуха-сводня.

Дирк ван Бабюрен. Сводня

Геррит ван Хонтхорст. Сводня

В картине «Бокал лимонада» Терборх в отличие от своих предшественников создает целомудренный образ девушки. Да и старуха не терзает зрителя своим уродством или откровенной алчностью. Композиция строится на расположении в пространстве рук, ног и лиц героев. Художник создает устойчивую позу мужчины, показывая его ногу, его опору на колено. Воля девушки немного скована жестом и взглядом старухи, которая подталкивает ее к мужчине. Руки молодых людей почти соприкасаются в стремлении удержать бокал лимонада. Именно этот предмет художник делает центром композиции — и геометрическим, и смысловым. Приготовление напитка является лишь предлогом для их близости.

Терборх отличается мастерством создавать различную фактуру материала костюмов и обстановки. Прекрасно выписаны столик с посудой, стоящий справа от юноши, богатая, атласная юбка девушки, золотистый шелк ее накидки и пушистая меховая оторочка.

Известно, что моделью для молодой женщины в картине «Бокал лимонада» была сестра художника — Гезина, которая тоже занималась живописью и часто копировала произведения своего брата. Моделью юноши послужил младший брат Терборха — Мозес. Терборх так же как де Хоох не стремится идеализировать своих персонажей: девушка имеет типичное лицо голландки того времени, а рыжеватый юноша в своей широкополой шляпе даже немного комичен в роли ухажера. Но герои Терборха юны и свежи, и в этом их прелесть и привлекательность.

Tags, , ,

Питер де Хоох. Хозяйка и служанка

В бытовом жанре Голландии XVII века художники изображали те ситуации, которые могли бы случиться в жизни. Жанровые сцены «малых голландцев» – это крепкие композиции, которые были поставлены в мастерской художника, с помощью актеров и моделей. Жанровые сцены изображают не конкретных людей, а типы обстоятельств и обобщенные характеры, чтобы получился эффект «как в жизни». Этого эффекта мастерски достигает в своих работах Питер де Хоох (де Хох).

Питер де Хоох. Хозяйка и служанка

В картине «Хозяйка и служанка» Питера де Хоох (Pieter de Hooch, Hoogh, 1661-63, 53×42, х.м., Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж) композиция держится на четком ритме вертикальных прямых: калитка, детали ограждения, устремившийся вверх цветок в вазоне, вертикаль дома на заднем плане, ставни, окна, дверной проем. Помимо очевидных геометрических вертикалей можно еще учесть и ряд менее заметных: деревья, устремившиеся в небо, осанка хозяйки, плетеная корзина, стоящая рядом служанка. Но именно небольшой наклон фигуры служанки нарушает порядок параллельных линий и создает некий конфликт форм и кульминацию.

Цветовой тон в этой картине подчинен ровному освещению светлого, но не солнечного дня. Так, перекличка красного, кирпичного, светло-красного и розоватого объединяет колорит и в то же время, формирует кульминационные точки.

Питер де Хоох. Хозяйка и служанка, деталь

Питер де Хоох. Хозяйка и служанка, деталь

Но, говоря об этой картине де Хооха сложно утверждать с уверенностью, что художник употребил иносказательный язык символов, создавая аллегорию жизни-смерти или портрет тяжело больной женщины, готовящейся к смерти. Возможно, эта интерьерная картина, с крепкой композицией, красивым гармоничным колоритом, настроением спокойствия и умиротворения должна была украсить комнату заказчика, воспевая порядок и спокойную красоту бюргерского мира.

Tags, , ,

Коллекция картин и статей

Сайт изобразительного музея в Кливленде (США) предоставляет возможность познакомиться с коллекцией. Потрясающее качество, которое предоставляет музей, позволяет рассмотреть картины, скульптуры, предметы ДПИ в деталях, будто бы вы изучили подлинники.

onaturmorte подготовил для вас подборку наиболее интересных картин на основе кливлендской коллекции и ссылки на наши статьи, чтоб напомнить, о чем уже когда-то тут было написано, какие темы были затронуты.

Об аллегориях музыки я когда-то рассуждала здесь и здесь.  

Якоб Охтервелт. Компания музицирующих. A Musical Company, c. 1668 Jacob Ochtervelt (Dutch, 1634-1682) oil on canvas

О цветочном натюрморте подробнее — здесь.

Симон Верелст. Цветы в вазе. Flowers in a Vase, c. 1669 Simon Verelst (Dutch, 1644-1721) oil on wood, Framed 41 x 37 x 5 cm

О голландце Адриане Корте я еще не написала отдельную статью, но есть в нашей отечественной истории живописи один совершенно замечательный пример нежнейших ягод. Загляните сюда!

Адриан Корте. Крыжовник. Gooseberries on a Table, 1701 Adriaen Coorte (Dutch, c. 1660-aft 1707) oil on paper mounted on wood, Framed 45.5 x 38.5 x 4.5 cm

Недавняя статья об архитектуре в живописи. Хотя и об интерьерах тоже напишу скоро.

Эмануэль де Витте. Церковный интерьер. Interior of a Church, c. 1680 Emanuel de Witte (Dutch, ca. 1617-1692) oil on canvas, Framed 89.5 x 80.5 x 6.5 cm

 Об истории сладостей и кондитерских изделий — вот здесь. А если поподробнее о натюрмортах Хуана Ван дер Хамен и Леона — то вам сюда.

Хуан ван дер Хамен и Леон. Натюрморт. Still Life with Sweets, 1622 Juan van der Hamen y Léon (Spanish, 1596-1631) oil on canvas, Framed 83 x 122 x 7.5 cm

Про символику устриц в натюрмортах можно почитать здесь.

Корнелис де Хем. Натюрморт, конец XVII — нач. XVIII вв. Still-Life with Crayfish, Oysters, and Fruit, late 1600s or early 1700s Follower of Cornelis de Heem (Flemish, 1631-1695) oil on canvas, Framed: 61 x 74 x 5.3 cm

 О вещах и лимонах в натюрмортах Кальфаздесь. Интересуетесь его биографией — заглядывайте сюда.

Виллем Кальф. Стакан вина и блюдо с фруктами. Wineglass and a Bowl of Fruit, 1663 Willem Kalf (Dutch, 1619-1693) oil on canvas, Framed: 81 x 70.5 x 7.5 cm

 Немного о музыкальных инструментах в натюрмортах написано в этой статье. А о людях в жанровых сценах, например, здесь.

Питер де Хоох. Portrait of a Family Playing Music, 1663 Pieter de Hooch (Dutch, 1629-1684) oil on canvas, Framed: 124.5 x 142.5 x 7 cm

 О чудесных натюрмортах Амброзиуса Босхарта я написала несколько статей, например вот здесь.

Амброзиус Босхарт Старший. Цветы в вазе. Flowers in a Glass, 1606 Ambrosius Bosschaert (Dutch, 1573-1621) oil on copper, Framed: 60.3 x 52.8 x 6.4 cm

 Продолжая тему завтраков в картинах «малых голландцев», можно почитать вот эту статью. А еще в кувшине натюрморта Бейерена вы можете увидеть его автопортрет-отражение. И о таких «шалостях» художников я однажды размышляла здесь.

Абрахам ван Бейерен. Серебряный кувшин, ветчина и фрукты. Silver Wine Jug, Ham, and Fruit, c. 1660-1666 Abraham van Beyeren (Dutch, 1620/21-1690) oil on canvas, Framed: 124.5 x 108 x 8.5 cm

Tags, , , ,

Голландский художник Ян ван дер Хейден

Давно я не писала о натюрмортах, которым и посвящен был изначально этот ресурс. Ну вот, время и вдохновение нашлось! Итак, мой рассказ сегодня будет посвящен голландскому художнику Яну ван дер Хейдену (Jan van der Heyden, 1637-1712), который работал как художник-витражист, график, но большая часть его работ — это живопись, архитектурные пейзажи и натюрморты. Голландская натюрмортная живопись так называемого «Золотого века», то есть XVII века — моя любимая тема, о ней я писала не раз.

Ян Хейден родился в Гронингхеме (Нидерланды), в меннонитской семье в 1637 году. Меннониты — это ветвь протестантизма, возникшая в приблизительно в середине XVI века, отличающаяся стремлением к миру и непротивлению насилию. Протестантизм в целом оказало сильное влияние на развитие всего искусства и живописи  в частности. К концу XVI, началу XVII вв. формируется человек нового типа: предприниматель, индивидуалист, постоянно расширяющий сферу своих интересов и занятий. Именно в труде он видел благословение Бога и трудился не покладая рук. Простота быта, отказ от роскоши,  строгость и аскетизм, причем не только материальный, но и эмоциональный — все это становится новыми ценностями в искусстве, например, той же Голландии XVII века.

Семья Хейдена переехала в Амстердам в 1646 году, и там же юноша начинает учиться живописи, скорее всего в мастерской своего родственника. Это был вполне обычный для того времени наследственный путь художника. Вообще, когда начинаешь рассказывать о каком-нибудь голландском художнике XVII века, неизбежно попадаешь в сериал дядей, братьев, племянников, впрочем, даже иногда тёть, потому что женщины тоже занимались живописью, хоть и не так часто. Учителем ван Хейдена мог быть Якоб ван дер Улфт (Jacob van der Ulft, 1621-1689), работавший как витражист и мастер архитектурных пейзажей. Даже если Хейден и не был его учеником, то через цеховое общение точно об Улфте знал и видел его работы.

Якоб ван дер Улфт. Вид Амстердама 1653-56.

После удачной женитьбы в 1661 году ван Хейден поселяется в самом центре Амстердама, на канале Херенграхт, в живописном и богатом месте, которое вдохновило его на создание архитектурных пейзажей. Картину с изображением амстердамской ратуши, уходящую в перспективу улицы, в 1668 году купил Козимо Медичи III, великий герцог Тосканы. Подобное внимание итальянского двора, который всегда был привередлив в своих эстетических пристрастиях, без условно, было лестно художнику. Впрочем, и амстердамский бургомистр удостоил ван Хейдена своим вниманием, приобретя несколько его работ.

Ян ван Хейден. Ратуша Амстердама, 1667 г.

Когда Яну ван Хейдену было около 15 лет, он стал свидетелем огромного пожара в центре Амстердама. Старые города горели часто и беспощадно. Из-за того, что дома или перекрытия домов были деревянными, из-за скученности центральной застройки города, из-за того, что пожарные машины были весьма несовершенны. Зрелище горящей ратуши осталось в памяти художника. В 1690 году Ян ван Хейден, вместе со своим сыном — тоже Яном — создает серию гравюр «Пожары Амстердама» (вот так и получается… Ян I, Ян II и путаница по этому поводу). Кроме того, ван Хейден участвовал в создании усовершенствованной машины с насосом, для тушения пожаров.

Ян ван Хейден. Гравюра «Пожар в Амстердаме», 1690

Вообще, точно неизвестно, бывал ли ван Хейден во всех городах Германии, Фландрии и Голландии, которые он запечатлел в своих архитектурных пейзажах. Может быть, он путешествовал виртуально, ведь гравюры его коллег-художников вполне были доступны для копирования, для получения информации об облике далеких городов.

Что ж, теперь о натюрмортах. В этом жанре ван Хейден работал в начале и в конце своей художественной жизни. В представленном ниже still life тема кабинета художника и «vanitas» (тщетность жизни, суета), сочетаются в единой композиции, как, например, в задумчивых, меланхоличных картинах Геррита Доу. Артистически скомканная драпировка на первом плане и роскошная мраморная колонна отсылают нас к порывистому стилю барокко. Изобилие дорогих заморских вещей на столе: китайская шелковая скатерть, японский лакированный шкаф, чучело игуаны — славят колониальные достижения Голландии, продолжая традиции роскошных натюрмортов Виллема Кальфа.  Книга раскрыта на изображении географической карты, где показаны укрепления Берген-оп-Зом. Это один из самых узнаваемых географических объектов, потому что связан со славой Нидерландов во время противостояния с Испанией. Во время Нидерландской революции горожане примкнули к повстанцам и успешно противостояли осадам испанских полководцев Алессандро Фарнезе в 1581 году и Амброзио Спинолы в 1622.

В общем-то, такой бессловесный жанр, как натюрморт, идеально подходит для рассказа о стране, рекламе ее товаров, ее возможностей и мощи.

Ян ван дер Хейден. Натюрморт с глобусом, книгами, скульптурой, 1670

Эта же карта, бастионы укреплений также встречается и в одной из последних картин ван Хейдена, в натюрморте с «Коллекция редкостей».

Ян ван дер Хейден. Коллекция редкостей. 1712

Ян ван дер Хейден ушел из жизни состоятельным человеком, знаменитым художником. Его дело продолжил его единственный ученик и сын, как вы уже помните, тоже Ян.

По материалам англоязычной Википедии.

В настоящее время я работаю над своим каналом в Телеграмме. Загляните! Будем путешествовать вместе!
https://t.me/architecturetravel
@architecturetravel

Tags, , , , , ,

Выставка в Таллине. Осень 2015. Часть 2

Продолжая разговор о выставке в Таллине, обратимся к картинам антверпенских мастеров. И начнем с цветочно-фруктовой композиции Яна ван Кесселя. В представленной работе художник демонстрирует свое непревзойденное мастерство в передаче реалистичных подробностей даров природы. Сложно собранная композиция изобильного урожая едва помещается в раму картины. Перегрузка деталями, игрой света, бликами, оттенками зелени  — все эти живописные средства создают радующую глаз картину. Но, кроме того, перед зрителем рождается феерия разнообразного вкуса и манящего аромата, привлекающего к восприятию не только зрение, но и осязание, обоняние, вкус.

Jan van Kessel (1620-1661). Ян ван Кессель. Натюрморт с фруктами и бабочками

Jan van Kessel (1620-1661). Ян ван Кессель. Натюрморт с фруктами и бабочками

Не менее привлекательна ваза с фруктами, сочная земляника в китайской тарелке, сахарный инжир, спелые лесные орехи на картине Франса Снейдерса. Тут же, едва проступая в прозрачности воздуха, виднеется стеклянный бокал, припасен и нож, которым удобно разрезать инжир. Перед нами обеденный стол, на котором приготовлен десерт. Но на лакомый полдник пришли незваные гости! Здесь разыгрывается прелюдия к охотничьей драме: еще пару секунд и беспечное озорство воробьев будет перебито кошачьим прыжком. По своему обыкновению, Снейдерс оживляет застывшую композицию предметного мира присутствием животных.

Frans Snyders (1579-1657). Франс Снайдерс. Натюрморт с птицами, фруктами и кошкой.

Frans Snyders (1579-1657). Франс Снейдерс. Натюрморт с птицами, фруктами и кошкой.

Снейдерс часто обращался к сценам с животными, выступая, как талантливый мастер-анималист.

Мастерская Франса Снейдерса. Кот и пес

Мастерская Франса Снейдерса. Кот и пес

Продолжая тему накрытых столов, обратимся к натюрморту с устрицами Осиаса Берта.  Обеденный стол выглядит маленькой симпатичной вселенной, где собранные блюда и кубки, приборы и коробки, дары земли и воды, сладости и солености — собраны вместе, при этом вполне автономны. Композиция этой картины удивительна тем, что собирает воедино самые разные ракурсы. Приглядитесь: на устрицы вы смотрите сверху, на блюда с фруктами — сбоку. На краю стола, будто специально для собирающегося отобедать, — нож (удобно справа) и початая устрица. Прихотливый изгиб шеи зажаренного цыпленка подхватывается рефреном сплетения редиса, а на горизонте стола им вторят тонко изогнутые бублики. Прозрачное кружево бокалов самой прихотливой формы заполняет ритмику композиции хрустальным звоном вертикальных доминант.

Osias Beert the Elder (1580-1624). Осиас Берт Старший. Натюрморт с устрицами, цыпленком и сухофруктами

Osias Beert the Elder (1580-1624). Осиас Берт Старший. Натюрморт с устрицами, цыпленком и сухофруктами.

Рассмотренные натюрморты антверпенских мастеров первой половины и середины XVII века: накрытые столы, фруктово-цветочные корзины, шалости животных — разнообразны, но все безупречны в своей реалистической точности, в идеальном колористическом решении, в гармонии композиции.