Натюрморт XVII века

Category Archive Натюрморт XVII века

Кое-что из истории шоколада в Европе.

Хуан де Сурбаран. НАТЮРМОРТ С ПОСУДОЙ И МЕЛЬНИЦЕЙ ДЛЯ ШОКОЛАДА. 1640 г. Холст, масло. 48 х 75. Киевский Государственный музей западного и восточного искусства.

Хуан де Сурбаран. НАТЮРМОРТ С ПОСУДОЙ И МЕЛЬНИЦЕЙ ДЛЯ ШОКОЛАДА. 1640 г. Холст, масло. 48 х 75. Киевский Государственный музей западного и восточного искусства.

На этом натюрморте Хуана де Сурбарана, написанном в 1640-м году мы видим не только посуду, но и мельницу для шоколада. Об этой самой вкусной, пьянящей, таинственной сладости, популярность которой не снижается даже в XXI веке и хотелось немного рассказать. История проникновения шоколада в Европу остается до конца не выясненной. Кто-то говорит, что шоколад завез Колумб, кто-то утверждает, что конкистадор Эрнан Кортес. Известно только наверняка, что шоколад (безусловно, американец по происхождению), так же как и мороженое, и шербет был завезен в Центральную Европу из Испании и Сицилии, не случайно приспособление для приготовления шоколада мы видим именно в испанском натюрморте, именно в XVII веке шоколад начинает совершать революцию в кухне Европы.
Новый экзотический продукт всегда вызывает много вопросов и слухов. Например, не противоречит ли употребление шоколада христианскому посту? Полезен или вреден этот продукт? И наконец, самое удивительное: шоколад наделили особым лечебным свойством — помощь при «галантной болезни»! К реальности это не имело никакого отношения, но напитки, содержащие алкалоиды, будут еще довольно долго рекомендовать больным сифилисом.

Франсуа Буше. Завтрак 1739. Музей Лувр, Париж.

Франсуа Буше. Завтрак 1739. Музей Лувр, Париж.

Напротив, на этой картине французского художника Франсуа Буше мы видим семейную идиллию. Скорее всего здесь изображена сцена завтрака: в таких изящных кувшинах в то время обычно и подавался шоколад, а приносили его по утрам специальные шоколадо-делы. Но это уже позже лет на пятьдесят шоколад начинает свое победное шествие по Европе, а в XVII его только пробуют. Кроме мороженого, чая и шоколада в этот период начинают распространятся блюда из индейки — так же привезенной из Америки. Из овощей — спаржа, цветная капуста и капуста брокколи, но это уже совсем другая история, которую я обязательно расскажу на страницах нашего блога о натюрмортах.

Сюжет кунсткамеры в натюрморте типа trompe l’?il Франса Франкена II.

О натюрмортах  типа Trompe l’?il или обманках я уже писала раньше. В этот раз мне бы хотелось остановиться на вопросе изображения редкостей или кунсткамер в still life подобного типа XVII века.

Пару веков назад диковины ассоциировались с необычными событиями, которые произошли где-то далеко (например, к экзотических странах) или давно (как наследие старины). В эпоху барокко и позже диковины стали восприниматься как объект научного интереса. Появились толкования в духе физики и биологии — чаще всего это были своды, списки, перечни необычных вещей (Занимательная физика, авт. иезуита Каспара Шотта; Historia naturalis — Ествственно-научная история Яна Йонстона). Их предметный аналог — кунсткамеры, прообразы нынешних ественно-научных музеев, где пытались систематизировать и организовать все предметы по объединяющим их признакам. О кунсткамерах нам известно из рисунков и гравюр того времени. Обычно это были кабинеты с дробными стеллажиками, на которых располагались ракушки, камни, скелеты животных, заспиртованные уродцы и т.д. Наиболее известной кунсткамерой, дожившей до наших дней, остается музей в Санкт-Петербурге, основанный Петром I.

В этой работе Франса Франкена II мы видим такой уголок кунсткамеры и частично интерьер дома. Произведения искусства — картины, скульптуры — здесь соседствуют с ракушками, монетами, засушенными животными. Человеческий ум готов был объединить эти предметы на одном столе, нисколько не разграничивая творчество человека и природы.

Франс Франкен. Комната искусств. 1636 дерево, масло, 74 x 78 см. Историко-художественный Музей, Вена.

Франс Франкен. Комната искусств. 1636 дерево, масло, 74 x 78 см. Музей истории искусств, Вена.

В этом натюрморте, созданным по типу Trompe l’?il, мы уже видим более разообразную коллекцию: здесь и кораллы, и засущенные насекомые, и увеличительные стекла разного диаметра, и колбы — то есть в этом наборе мы уже видим не только экспонаты, но и предметы, с помощью которых можно познавать мир.

Франс Франкен II. Собрание произведений искусства и диковин, около 1636. Вена, Музей истории искусств.

Франс Франкен II. Собрание произведений искусства и диковин, около 1636. Вена, Музей истории искусств.

Кунсткамера на сегодняшний день — явление устаревшее, но в то же время, если обратиться к формальной системе собрания предметов, то бесконечные ряды визуальных секвенций мы можем наблюдать на витринах магазинов, в музейных экспозициях. Но сегодня все большее значение начинает приобретать информация, оттесняя предмет на роль второго плана. Из информационных перечней интернет сейчас, безусловно, на первом месте. Конечно, ведь если бы не было виртуальной сети, мы бы с вами не встретились, и я бы всего этого не рассказала, не так ли?

P.S. Автор почерпнул много интересных сведний из книги Умберто Эко Vertigo и рекомендует ее заинтересовавшемуся читателю.

И снова вместе!

Дорогие читатели! Наш блог о натюрморте вновь начинает обновляться. Причина столь долгого, почти полугодичного забвения в том, что я писала дипломную работу к окончанию факультета теории и истории искусств института им. Репина в Санкт-Петербурге. Трудная и казалось бы невыполнимая работа (так кажется всегда в начале пути) завершена, на моем столе красуется красный диплом — признаться, очень приятный натюрморт!

Думаю, что для вас будет интересным и полезным посетить обновленный список литературы, потому что грамотную библиографию собирать всегда сложно — теперь я это знаю по своему опыту. Книги, на которые я ссылаюсь, касаются не только натюрмортной живописи, но и изображения интерьеров, жанровых картин,  а так же проблемы взаимоотношения вещи и человека в культурном аспекте в целом.

Спасибо всем, кто оставался с нами все это время! В моих ближайших планах — написать ряд статей о русском натюрморте рубежа XIX-XX веков,  рассказать о книжных новинках, о натюрмортах Пикассо, представленных на выставке в Государственном Эрмитаже, а также продолжать свою любимую тему — still life в старинной живописи. Надеюcь, вам будет интересно, ведь натюрморт — это прекрасно!

Ян Давидс де Хем. Натюрморт с книгами. 1628, дерево, масло, 36х46 см. Гаага, Морицхейс

Ян Давидс де Хем. Натюрморт с книгами. 1628, дерево, масло, 36х46 см. Гаага, Морицхейс

P.S. Вот такой натюрморт был на моем столе в течение последних шести месяцев. Рабочий беспорядок — он и в XVII веке рабочий беспорядок.

Амброзиус Босхарт Старший. Букет цветов.

Цветущий шиповник, декоративная роза, сирень, черемуха — их благоухание разносится сейчас по улицам города, даря нам радость. Рассматривая натюрморты старинных мастеров, можно представить, какой аромат доносился от их «ваз с цветами» — ведь в изображенных букетах можно было встретить розы, тюльпаны, маргаритки, ландыши, крокусы и многие другие цветущие растения. Но есть одна маленькая деталь: такие букеты редко писали с натуры. Как правило, художник фантазировал, собирая вместе весенние, летние и осенние цветы, которые в одной вазе ну никак не могли встретиться вместе. Каждый цветок интересен, имеет свою символику и историю. Сегодня я расскажу о крокусе или шафране, который украшает своей изысканной красотой этот натюрморт голландского художника начала XVII века Амброзиуса Босхерта Старшего.

Крокус — лекарственное растение, афродизиак и краситель. Из его тычинок делают прекрасную пряность — шафран, которую добавляют в восточные сладости. Родина крокуса — Греция и Малая Азия. Так же как гиацинты и лилии, крокус стал героем мифов древних греков, изображался в сюжетах росписей дворцов. По античной легенде, земля покрылась гиацинтами и крокусами для свадьбы и первой брачной ночи Геры и Зевса. Еще одна легенда описывает историю юноши по имени Крокус, который своей красотой притягивал внимание одной нимфы, но оставался равнодушным к ее красоте. Тогда богиня Афродита превратила юношу в цветок, а нимфу во вьюнок, тем самым создав неразлучный союз.

Арабы привезли крокус в Испанию, крестоносцы же открыли красоту этого цветка для северной и центральной Европы в XIII веке, привезя его со Святой земли. С тех пор крокус стал символом воскрешения и небесного благословения. Этот цветок также упоминается в Библии в «Песне Песней» Соломона.

Как видно, крокус разнообразил скромную цветочную палитру Европы янтарным отблеском и чувственным пряным ароматом Востока.

P.S. Для написания статьи использовались сведения из книги Language of flowers: Symbols And Myths. Prestel Publishing.

Виллем Клас Хеда. Натюрморт с крабом.

Виллем Клас Хеда. Натюрморт с крабом.

Виллем Клас Хеда. Натюрморт с крабом.

«У каждого человека должен быть Дом и Жилище, которое могло бы служить Театром его гостеприимства, Местом для услаждения его самого, Источником удобства в его частной жизни, лучшим и значительнейшим из того, что унаследуют его дети, в общем, Дом — это своего рода отдельное Княжество». Эту удивительно точную мысль в 1624 году высказал cэр Генри Уоттон, английский поэт, архитектор и дипломат. Прочитав ее, я вспомнила голландские still life того же XVII века.

Этот  натюрморт голландского художника Виллема Класа Хеды (Государственный Эрмитаж) написанный в  1648 году, в полной мере отражает восприятие Дома, Гостеприимства — всего того, о чем говорит Генри Уоттон. Во-первых, этот стол сервирован и подготовлен для приема пищи: здесь есть столовые приборы, готовая еда и напитки, причем, смотрите, все разложено так, что хочется взять, потрогать. Изящная ручка ножа пробивает плоскость холста, аппетитная оливка и булочка буквально просятся в рот.  Румяный краб, а рядом лимон, который годится и в соус для морских блюд, и в лимонад.

Во-вторых, этот обеденный стол — небольшой, камерный — он будто создан для одного или максимум двух человек — вот и отдельное, в меру гостеприимное княжество. Сюда могут пригласить, а могут и вежливо отказать.

В-третьих, все предметы на этом столе добротные, дорогие, качественные — кувшины, тарелки, кубки, и даже скатерть — они достались в наследство, ими дорожат, их передадут детям.

И наконец, театр! В этом натюрморте есть режиссер — художник, есть актеры — предметы, есть зрители — мы с вами. Бурный занавес драпировки, изящное па упавшего кубка, уверенная стойка хрупкого стеклянного графинчика, подвижная шкурка лимона — актеры замерли на мгновенье, но статику картины может оживить легкое дуновение вашей фантазии, ведь перед нами не просто вещи, а волшебство still life!

P.S. Сегодня зашла в магазин «Товары для дома» и увидела  там набор для вышивки именно с этой картиной. Домашний натюрморт в Домашнем магазине!