Author Archive admin

Бумажные мозаики Мэри Делани: ботаническое каприччио

Mrs. Delany

Mrs. Delany

Мэри Гранвиль родилась в 1700 году в Великобритании, и в возрасте семнадцати лет была выдана замуж за старого, но богатого Александра Пендарвеса. Ее замужество не принесло ей ничего кроме страдания: муж пил, кутил и особенно не интересовался своей юной женой. Через некоторое время Мэри овдовела, и последующие двадцать лет наслаждалась своей свободой, общаясь с интересными людьми, веселясь на балах, флиртуя и танцуя. В возрасте 43-х лет она встретила своего любимого мужа, Дин Патрика Делани, и их счастливый союз длился почти 25 лет. Супруги любили ботанику, садоводство и эта совместная страсть привела их к решению приобрести землю недалеко от Дублина. Чета Делани устроила там фруктовый сад, оранжерею с редкими растениями, поля-пастбища для оленей — настоящий райский уголок, в лучших традициях сентиментального мировоззрения эпохи Просвещения. Стремление к природе, к естественности, к познанию через любование — все это воплотилось в образе жизни мистера и миссис Делани.

Read More

Волшебство каллиграфии

В 8-ом выпуске журнала «Юный художник» вышла моя статья, посвященная «Образцовой книге каллиграфии» Йориса Хофнагеля. Сокращенный вариант статьи решила предложить читателям блога о натюрмортах.

Образцовая книга каллиграфии. Йорис Хофнагель

Образцовая книга каллиграфии. Йорис Хофнагель

Король Германии, Богемии и Венгрии, император Священной Римской империи Рудольф II, несмотря на религиозные войны, бушующие в Европе, принимал при своем дворе католиков и протестантов, изгнанных ученых и астрологов. Кунсткамера Рудольфа II представляла внушительный список экспонатов: сосуды, кристаллы, минералы, руды, драгоценные камни, кораллы, изделия из бронзы и слоновой кости, перья колибри, чучела птиц, коллекция причудливых картин художника Арчимбольдо.

Образцовая книга каллиграфии

Образцовая книга каллиграфии

В наследство от своего деда Фердинанда I, как видно, тоже большого чудака и оригинала, Рудольф II получил небольшую рукописную книгу. Фердинанд I заказал своему придворному секретарю, знаменитому на всю Европу каллиграфу Георгу Боксэю (George Bocskay) красивую и необычную книгу – вроде как редкость, курьез, где главным был бы не смысл слова, а то, как это слово написано, то есть шрифт и оформление. Так, на пергаментных страничках размером не больше ежедневника Боксэй сочинил симфонию латиницы, греческого, иврита, готических букв и курсива.

Образцовая книга каллиграфии

Образцовая книга каллиграфии

А спустя пятнадцать лет, после смерти каллиграфа Боксэя император Рудольф II заказал великому европейскому миниатюристу по имени Йорис Хофнагель (Joris Hoefnagel) дополнить манускрипт рисунками. Для чудесной книги нужно было создать не менее чудесные иллюстрации: на ее страницах появились изображения плодов, цветов, насекомых и мелких животных типа лягушки или мыши.

Образцовая книга каллиграфии

Образцовая книга каллиграфии

Насекомые, фрукты, цветы и животные в «Mira calligraphiae monumenta» скомпонованы в небольшие группы, по принципу эстетического сопоставления. Стебли цветов художник будто обрезает и ставит в пространство условного фона, при этом каждый предмет имеет собственную свето-теневую моделировку, ракурс и ясный объем. Рак располагается рядом с цветами зверобоя, морская раковина с грушами, а колючий каштан с розой: и мы начинаем понимать, что логика этого натюрморта формулируется не в символах, не в передаче реальности, а в орнаментальной красоте, основанной на восприятии формы и цвета.

mira-calligr-6

Художник создал ряд удивительных натюрмортов, орнаментов, ботанических рисунков, или гербарий, оживающий при перелистывании пергаментных страниц. Сложно найти точное определение жанра, потому что ничего подобного мир не видел ни до ни после «Образцовой книги каллиграфии», созданной в атмосфере свободного творчества придворного круга Рудольфа II.

Анатомические натюрморты Фредерика Рюйша.

Frederik Ruysch's Anatomical drawings

Корнелис Хейбертс. Анатомический кабинет. Frederik Ruysch's collection.

Frederik Ruysch's Anatomical drawings

Корнелис Хейбертс. Анатомический кабинет.

-Пошли смотреть на уродов в кунсткамеру! — вот, что чаще всего можно услышать о Санкт-Петербургском Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого. Несмотря на то, что Кунсткамера обладает уникальной коллекцией, мы все же чаще всего вспоминаем небольшую экспозицию забальзамированных уродцев, сплющенных в изящных банках и пробирках. Этим экспонатам около четырехсот лет, они были выкуплены Петром I в Амстердаме у талантливого анатома того времени Фредерика Рюйша. Именно Рюйш создал особый рецепт бальзамирования, который позволял сохранять форму и цвет препаратов на долгое время. Об этом ученом есть замечательная статья вот здесь, так же могу порекомендовать интересные книги на русском и английском языках, для тех, кто заинтересовался подробностями этого вопроса.

Мне бы хотелось, в свою очередь, добавить лишь несколько комментариев по поводу содержания и истории создания приведенных выше натюрмортов. Они были созданы гравером Корнелисом Хейбертсом в 1710 году, когда Рюйш задумал реорганизовать и описать свою коллекцию редкостей. Для этого были созданы реальные натюрморты, составленные целиком из материалов анатомических вскрытий: почечных и желчных камней (скала, постамент), брыжейка-мезентерия (тончайший платочек), наполненные воском артерии (деревья) и т.д. Рюйш часто придумывал символическую программу подобным композициям: давал имена скелетам, например, Демокрит и Гераклит, дабы отразить борьбу философских взглядов, которыми была охвачена наука в то время. Или использовал иллюстрации к известным фразам, например, из Овидия: » Omnia sunt homini tenui pendencia filo» «Жизнь человеческая висит на шелковой ниточке» — в правой руке одного из скелетов шелковая нить, на которой висит сердце.

Если отбросить символическое содержание этих рисунков, то перед нами смешение жанров: это и nature morte, и трехмерные анатомические иллюстрации, и аллегорическая сцена типа vanitas, и, в некотором роде, жанровая сцена. Приглядитесь: герои плачут, вытирают платком то, что когда-то было лицом, играют на несуществующих музыкальных инструментах (костях), выражают эмоции — все в лучших традициях барочной картины. Схема постановочного натюрморта с изображениями фруктов, цветов и предметов, так же как иконография мифологических и аллегорических сюжетов перекочевали в композицию с изображением скелетов и анатомических штудий. Эти рисунки, так же как и заспиртованные ручки-ножки в Кунсткамере, которые Рюйш трогательно украшал изящными кружевами, манжетами и жемчугом — удивительные явления единого художественного стиля эпохи.

Не секрет, что Рюйш увлекался живописью, но использовал эти навыки для того, чтобы зафиксировать состояние препаратов в цвете. А вот его дочь Рахель (Рашель) Рюйш стала довольно успешной художницей в жанре цветочного натюрморта и продолжала традиции Яна Давидса де Хема. А всем, кто дочитал статью с анатомическими подробностями до конца — приз: прекрасный цветочный натюрморт от дочери анатома Рюйша!

Рахель Рюйш. Цветочный букет. 1708

Рахель Рюйш. Цветочный букет. 1708

Книга А.С. Мухина «Рецепции представлений о пространстве и времени в художественной культуре. Италия и Нидерланды XV век.

Размышляя о натюрморте, интерьере и изображении пространства на плоскости вообще, задаешься вопросом: как это сделано и почему выбраны именно такие средства? Прямая и обратная перспективы, выбор точки обзора и ракурса, использование архитектурных мотивов — весь этот инструментарий выразительности передает ощущение пространства в пределах картинной рамы. Наиболее интересно и разнообразно решена проблема пространства в живописи Италии и Нидерландов  эпохи Возрождения. Например, очевидно сравнение двух интерьеров: Фра Беато Анжелико и Робера Кампена. О том, как трактуется пространство у этих двух мастеров и какие философские теории скрыты в этих линиях и объемах, читайте в книге А.С. Мухина.

Фра Беато Анжелико. Благовещение. Прадо, Мадрид

Фра Беато Анжелико. Благовещение. Прадо, Мадрид

Робер Кампен. Благовещение. Прадо, Мадрид

Робер Кампен. Благовещение. Прадо, Мадрид

Паоло Антонио Барбьери. Still life

Паоло Антонио Барбьери (Paolo Antonio Barbieri, 1603–1649) — итальянский художник, работавший в жанре натюрморта, особенно любил цветы и фрукты, младший брат знаменитого художника Гверчино. В книге учета заказов художника Барбьери в 1629 году был зарегистрирован заказ на создание сорока двух картин для магазина специй. А вот и одна работа из многочисленного цикла. Еще мне удалось найти ряд натюрмортов со снедью, но относились ли они к этому заказу магазина, или были самостоятельными — неясно. Все работы Барбьери объединяет композиционный прием — витринная раскладка «героев», отсутствие кульминации, симметрия, высокий горизонт. Что касается сюжета жанровой картины, то тут следует добавить несколько слов об итальянской кухне и специях. До середины XVI века употребление пряностей остается признаком социального превосходства. И если в XIV веке были популярны специи, использовавшиеся в приготовлении мясных и рыбных блюд, то к Новому времени активизируется интерес к сладкому вкусу: кондитерские изделия в моде, и иногда просто сахар предлагается как альтернатива другим специям. Так, рецепт Венецианских специй включает в себя корицу, имбирь, мускатный орех, и гвинейский перец, а также шафран и сахар‘. Каждая хозяйка и сегодня сообразит, что это набор для выпечки или десертов. Разнообразные сладости мы как раз видим в картине, видимо, служившей рекламой или интерьерным оформлением магазина специй.

Паоло Антонио Барбьери

Паоло Антонио Барбьери. В магазине специй, 1637 (Pinacothèque de Spoleto)

Paolo Antonio Barbieri  Kitchen Still Life  1640

Paolo Antonio Barbieri Kitchen Still Life 1640

Paolo Antonio Barbieri  Still Life with plates 1640

Paolo Antonio Barbieri Still Life with plates 1640

‘по материалам книги: Итальянская кухня. История одной культуры. Альберто Каппати, Массимо Монтанари. 2006, стр. 142