Волшебство каллиграфии

Волшебство каллиграфии

В 8-ом выпуске журнала «Юный художник» вышла моя статья, посвященная «Образцовой книге каллиграфии» Йориса Хофнагеля. Сокращенный вариант статьи решила предложить читателям блога о натюрмортах.

Образцовая книга каллиграфии. Йорис Хофнагель

Образцовая книга каллиграфии. Йорис Хофнагель

Король Германии, Богемии и Венгрии, император Священной Римской империи Рудольф II, несмотря на религиозные войны, бушующие в Европе, принимал при своем дворе католиков и протестантов, изгнанных ученых и астрологов. Кунсткамера Рудольфа II представляла внушительный список экспонатов: сосуды, кристаллы, минералы, руды, драгоценные камни, кораллы, изделия из бронзы и слоновой кости, перья колибри, чучела птиц, коллекция причудливых картин художника Арчимбольдо.

Образцовая книга каллиграфии

Образцовая книга каллиграфии

В наследство от своего деда Фердинанда I, как видно, тоже большого чудака и оригинала, Рудольф II получил небольшую рукописную книгу. Фердинанд I заказал своему придворному секретарю, знаменитому на всю Европу каллиграфу Георгу Боксэю (George Bocskay) красивую и необычную книгу – вроде как редкость, курьез, где главным был бы не смысл слова, а то, как это слово написано, то есть шрифт и оформление. Так, на пергаментных страничках размером не больше ежедневника Боксэй сочинил симфонию латиницы, греческого, иврита, готических букв и курсива.

Образцовая книга каллиграфии

Образцовая книга каллиграфии

А спустя пятнадцать лет, после смерти каллиграфа Боксэя император Рудольф II заказал великому европейскому миниатюристу по имени Йорис Хофнагель (Joris Hoefnagel) дополнить манускрипт рисунками. Для чудесной книги нужно было создать не менее чудесные иллюстрации: на ее страницах появились изображения плодов, цветов, насекомых и мелких животных типа лягушки или мыши.

Образцовая книга каллиграфии

Образцовая книга каллиграфии

Насекомые, фрукты, цветы и животные в «Mira calligraphiae monumenta» скомпонованы в небольшие группы, по принципу эстетического сопоставления. Стебли цветов художник будто обрезает и ставит в пространство условного фона, при этом каждый предмет имеет собственную свето-теневую моделировку, ракурс и ясный объем. Рак располагается рядом с цветами зверобоя, морская раковина с грушами, а колючий каштан с розой: и мы начинаем понимать, что логика этого натюрморта формулируется не в символах, не в передаче реальности, а в орнаментальной красоте, основанной на восприятии формы и цвета.

mira-calligr-6

Художник создал ряд удивительных натюрмортов, орнаментов, ботанических рисунков, или гербарий, оживающий при перелистывании пергаментных страниц. Сложно найти точное определение жанра, потому что ничего подобного мир не видел ни до ни после «Образцовой книги каллиграфии», созданной в атмосфере свободного творчества придворного круга Рудольфа II.

Анатомические натюрморты Фредерика Рюйша.

Frederik Ruysch's Anatomical drawings

Корнелис Хейбертс. Анатомический кабинет. Frederik Ruysch's collection.

Frederik Ruysch's Anatomical drawings

Корнелис Хейбертс. Анатомический кабинет.

-Пошли смотреть на уродов в кунсткамеру! — вот, что чаще всего можно услышать о Санкт-Петербургском Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого. Несмотря на то, что Кунсткамера обладает уникальной коллекцией, мы все же чаще всего вспоминаем небольшую экспозицию забальзамированных уродцев, сплющенных в изящных банках и пробирках. Этим экспонатам около четырехсот лет, они были выкуплены Петром I в Амстердаме у талантливого анатома того времени Фредерика Рюйша. Именно Рюйш создал особый рецепт бальзамирования, который позволял сохранять форму и цвет препаратов на долгое время. Об этом ученом есть замечательная статья вот здесь, так же могу порекомендовать интересные книги на русском и английском языках, для тех, кто заинтересовался подробностями этого вопроса.

Мне бы хотелось, в свою очередь, добавить лишь несколько комментариев по поводу содержания и истории создания приведенных выше натюрмортов. Они были созданы гравером Корнелисом Хейбертсом в 1710 году, когда Рюйш задумал реорганизовать и описать свою коллекцию редкостей. Для этого были созданы реальные натюрморты, составленные целиком из материалов анатомических вскрытий: почечных и желчных камней (скала, постамент), брыжейка-мезентерия (тончайший платочек), наполненные воском артерии (деревья) и т.д. Рюйш часто придумывал символическую программу подобным композициям: давал имена скелетам, например, Демокрит и Гераклит, дабы отразить борьбу философских взглядов, которыми была охвачена наука в то время. Или использовал иллюстрации к известным фразам, например, из Овидия: » Omnia sunt homini tenui pendencia filo» «Жизнь человеческая висит на шелковой ниточке» — в правой руке одного из скелетов шелковая нить, на которой висит сердце.

Если отбросить символическое содержание этих рисунков, то перед нами смешение жанров: это и nature morte, и трехмерные анатомические иллюстрации, и аллегорическая сцена типа vanitas, и, в некотором роде, жанровая сцена. Приглядитесь: герои плачут, вытирают платком то, что когда-то было лицом, играют на несуществующих музыкальных инструментах (костях), выражают эмоции — все в лучших традициях барочной картины. Схема постановочного натюрморта с изображениями фруктов, цветов и предметов, так же как иконография мифологических и аллегорических сюжетов перекочевали в композицию с изображением скелетов и анатомических штудий. Эти рисунки, так же как и заспиртованные ручки-ножки в Кунсткамере, которые Рюйш трогательно украшал изящными кружевами, манжетами и жемчугом — удивительные явления единого художественного стиля эпохи.

Не секрет, что Рюйш увлекался живописью, но использовал эти навыки для того, чтобы зафиксировать состояние препаратов в цвете. А вот его дочь Рахель (Рашель) Рюйш стала довольно успешной художницей в жанре цветочного натюрморта и продолжала традиции Яна Давидса де Хема. А всем, кто дочитал статью с анатомическими подробностями до конца — приз: прекрасный цветочный натюрморт от дочери анатома Рюйша!

Рахель Рюйш. Цветочный букет. 1708

Рахель Рюйш. Цветочный букет. 1708

Книга А.С. Мухина «Рецепции представлений о пространстве и времени в художественной культуре. Италия и Нидерланды XV век.

Размышляя о натюрморте, интерьере и изображении пространства на плоскости вообще, задаешься вопросом: как это сделано и почему выбраны именно такие средства? Прямая и обратная перспективы, выбор точки обзора и ракурса, использование архитектурных мотивов — весь этот инструментарий выразительности передает ощущение пространства в пределах картинной рамы. Наиболее интересно и разнообразно решена проблема пространства в живописи Италии и Нидерландов  эпохи Возрождения. Например, очевидно сравнение двух интерьеров: Фра Беато Анжелико и Робера Кампена. О том, как трактуется пространство у этих двух мастеров и какие философские теории скрыты в этих линиях и объемах, читайте в книге А.С. Мухина.

Фра Беато Анжелико. Благовещение. Прадо, Мадрид

Фра Беато Анжелико. Благовещение. Прадо, Мадрид

Робер Кампен. Благовещение. Прадо, Мадрид

Робер Кампен. Благовещение. Прадо, Мадрид

Паоло Антонио Барбьери. Still life

Паоло Антонио Барбьери (Paolo Antonio Barbieri, 1603–1649) — итальянский художник, работавший в жанре натюрморта, особенно любил цветы и фрукты, младший брат знаменитого художника Гверчино. В книге учета заказов художника Барбьери в 1629 году был зарегистрирован заказ на создание сорока двух картин для магазина специй. А вот и одна работа из многочисленного цикла. Еще мне удалось найти ряд натюрмортов со снедью, но относились ли они к этому заказу магазина, или были самостоятельными — неясно. Все работы Барбьери объединяет композиционный прием — витринная раскладка «героев», отсутствие кульминации, симметрия, высокий горизонт. Что касается сюжета жанровой картины, то тут следует добавить несколько слов об итальянской кухне и специях. До середины XVI века употребление пряностей остается признаком социального превосходства. И если в XIV веке были популярны специи, использовавшиеся в приготовлении мясных и рыбных блюд, то к Новому времени активизируется интерес к сладкому вкусу: кондитерские изделия в моде, и иногда просто сахар предлагается как альтернатива другим специям. Так, рецепт Венецианских специй включает в себя корицу, имбирь, мускатный орех, и гвинейский перец, а также шафран и сахар‘. Каждая хозяйка и сегодня сообразит, что это набор для выпечки или десертов. Разнообразные сладости мы как раз видим в картине, видимо, служившей рекламой или интерьерным оформлением магазина специй.

Паоло Антонио Барбьери

Паоло Антонио Барбьери. В магазине специй, 1637 (Pinacothèque de Spoleto)

Paolo Antonio Barbieri  Kitchen Still Life  1640

Paolo Antonio Barbieri Kitchen Still Life 1640

Paolo Antonio Barbieri  Still Life with plates 1640

Paolo Antonio Barbieri Still Life with plates 1640

‘по материалам книги: Итальянская кухня. История одной культуры. Альберто Каппати, Массимо Монтанари. 2006, стр. 142

Виллем Кальф. Биография художника.

Виллем Кальф (нидерл. Willem Kalf, 1619, Роттердам — 31 июля 1693, Амстердам) знаменитый голландский художник-натюрмортист. По записи церковной книги был крещен 11 марта 1619 года. Его отец на тот момент преуспевал в торговле текстилем, был членом городского совета. Как видно, наш герой рос в благополучной семье и был вполне счастлив в раннем детстве.

Willem Koekkoek. Rotterdam

Willem Koekkoek. Rotterdam

Роттердам в первой трети XVII века был активно развивающимся городом, не таким большим как Амстердам, но довольно крупным в сравнении с городами других стран. Ни одна страна Европы не знала на тот период такого скопления крупных городов как Голландия. По переписи 1622 года в Роттердаме проживало около 19500 горожан. Несмотря на бедствия военных лет, Голландия быстро развивалась, «процветание Голландии сначала приятно поразило Европу, потом заинтриговало, затем испугало». Во много из-за продуманной экономики: было организовано стабильное налогообложение, система кредитов и четкая работа банков.

В 1625 году умирает отец Виллема, мать пыталась продолжить торговые дела, но без особого успеха, она умера в 1639 году. Арнольд Хубракен (Arnold Houbraken) голландский художник и писатель, оставивший воспоминания о многих голландских художниках XVII века, считает, что Кальф учился живописному ремеслу вместе с Хендриком Потом из Харлема. Но ранние работы мастера все-таки ближе к фламандской школе и творчеству Франца Рикхарлса (Franz (Francois) Ryckhals (1600-1647), писавшего кухонные интерьеры и натюрморты с морскими дарами и фруктами, как например, во этот.

Franz Ryckhals. Натюрморт.

Франц Рикхалс. Натюрморт.

В 1640 году Кальф уезжает в Париж и живет там до 1646 года. Именно там он завоевывает известность своими кухонными интерьерами, созданными в красивом коричневатом колорите, с прекрасной светотеневой моделировкой и тонкой игрой бликов.

Виллем Кальф. Интерьер кухни.

Виллем Кальф. Интерьер кухни.

В тот же парижский период Кальф начинает разрабатывать композицию так называемых «роскошных натюрмортов» (pronkstilleven), где красивая посуда из стекла и металла, персидские ковры стали основными героями. О двух натюрмортах Кальфа уже было написано на нашем блоге: натюрморт с наутилусом и китайской чашей и натюрморт с рогом — заинтересованным читателям можно туда заглянуть.

В 1646 году Кальф возвращается в Голландию и оседает в Амстердаме. В 1651 году он женится на удивительной женщине Корнелии Плувье, которая была известным каллиграфом и поэтессой, дружила с Константином Хёйгенсом, личным секретарем трех штатгальтеров Голландской республики, уважаемым поэтом и наверное самым опытным знатоком мирового театрального и музыкального искусства своего времени. Для женщины того времени это было более чем необычная судьба, ведь основным достойным занятием голландских дам того времени считалось быть хозяйкой дома, женой и матерью. Крохотная группа интеллектуально одаренных дам соперничала со своими супругами в науках и искусствах. Корнелия Кальф была одной из них, и несмотря на собственную занятость, она успела родить четверых детей и стать незаменимой помощницей своему мужу.

Виллем Кальф. Десерт. Государственный Эрмитаж, СПб

Виллем Кальф. Десерт. Государственный Эрмитаж

Этот «Десерт», ныне находящийся в Государственном Эрмитаже, поступил туда из собрания живописи выдающегося путешественника, ученого и собирателя живописи П. П. Семенова-Тян-Шанского. Этот натюрморт относится к типу «накрытых столов». Драгоценную посуду и экзотические фрукты (здесь — апельсины, айву, персики) привозили в Голландию из средиземноморских стран, чаще из Испании. Золоченый кубок с крышкой, увенчанный фигурой Miles christianus (христианского воина), предположительно был сделан в мастерской аугсбургского художника. Серебряный кувшин встречается еще в двух натюрмортах Кальфа. Эта работа датируется 1653-54 годами.

В последние годы жизни Кальф стал писать меньше, но больше времени уделял знаточеству в искусстве. Так, он наряду с другими художниками (в том числе Яном Вермером) участвовал в оценке пресловутой итальянской коллекции поддельных картин, которую в 1672 г. предложили купить «Великому курфюрсту» Фридриху Вильгельму.

Умер Кальф в 1693 году в Амстердаме.

Знамениты голландский поэт и драматург того времени Йост ван ден Вондел (Joost van der Vondel 1587 Кёльн — 1679, Амстердам) посвятил ему стихотворение. На голландском писать долго и непонятно, а вот английский перевод удачно передает игру слов:

Although it seldom stands still,

It loves objects that are still,

Lime, lemon, glass and plate

Ornament and abundance and splendour…

По материалам книг:

1. Зюмтор Поль. Повседневная жизнь Голландии во времена Рембрандта. / Пер. с фр. М.В. Глаголевой – М.: Молодая гвардия. 2001

2. Соколова И. А. Вкус коллекционера. Голландская и фламандская живопись XVI-XVII веков из собрания П. П. Семенова-Тян-Шанского. Каталог выставки. СПб.: Государственный Эрмитаж,  2006

3. Peter C. Sutton. Dutch and Flemish Paintings (The collection of Willem, Baron van Dedem). Frances Lincoln, 2006

4. Википедия