Архив

Вы просматриваете архив блога onaturmorte.ru .

Ноя

10

Эмили Патрик. Натюрморты

admin

Анемоны и черная лента

Анемоны и черная лента

Открытки, превращающиеся в образы

Открытки, превращающиеся в образы

Натюрморт на маленьком столе

Натюрморт на маленьком столе

Хотела продолжить серьезную тему изображения предметного мира в живописи и уже накопала много интересного материала, но потом подумала, что две теоретические статьи подряд – читать тяжело и даже утомительно. Поэтому сегодня мой рассказ пойдет о современном европейском художнике с потрясающе красивой, свежей как глоток весеннего воздуха живописью. Об Эмили Патрик.
Эмили Патрик (Emily Patrick) – знаменитая у себя на родине английская художница. Ее называют современным импрессионистом, и думаю, совершенно справедливо – и по настроению, и по колориту живопись Патрик удивительно импрессионистична. Художница выросла в Кенте, окончила университет в Кембридже, где изучала архитектуру. В 2007 году состоялась ее десятая персональная выставка в Лондоне, можете посмотреть ее работы здесь.
Под вдохновением живописи Эмили Патрик я решила написать к некоторым ее натюрмортам маленькие творческие комментарии. Если кого-то заразит такая же идея креатива – добро пожаловать!

Яйца птицы лысухи

Яйца птицы лысухи

Гнездо моих желаний, мечтаний и потерь
Застыло в ожидании и ждет судьбы своей.
В яйце - зародыш счастья, любви, тревог, разлук,
Задумка обещаний, надежд, потерь и мук.
В корзинке мирозданья лежит душа моя
До срока созревая в скорлупках бытия…

Шоколад улучшает пищеварение

Шоколад улучшает пищеварение

- Мама!
- Что случилось?
(ко мне несется мое 7-летнее сокровище с рисунком)
- Это заяц …или кролик… Нет, зайчик, все-таки. Это тебе, мамочка, с днем рождения!
- Спасибо, солнышко! Ты уже сама так хорошо рисуешь!..
- Ну, вообще-то, мне учительница помогла. Но я старалась!
- Конечно, ты же моя умница! Садись скорее пить чай.
- О! (с восторгом) шоколадные печенья!!! Мамочка, пусть зайка с нами тут будет, не откладывай его.
- Конечно, мы и ему чай нальем. Неси третью чашку. Не сильно налегай на печенье, тебе же нельзя много сладкого…
С тех пор прошло 20 лет. Мое сокровище выросло и живет своей отдельной жизнью. Иногда она вырывается из своих забот и поздравляет меня по телефону с днем рождения или каким-то другим праздником, но нарисованных зайчиков, конечно, не дарит. Утренний чай с шоколадным печеньем я уже давно пью в одиночестве. Но если бы она пришла, честное слово, я бы разрешила ей съесть целую пачку…Если бы она пришла…

Туфли на ковре

Туфли на ковре

Изящные. Модные. Шелковые. Каблучные. Скромные. Цветочные. Шикарные. Цветные. Строгие. Болтливые. Сдержанные. Взрослые. Замужние. Молодые. Свободные. Одинокие. Веселые. Грустные. Женские.
и

Ботинки на столе

Ботинки на столе

Уверенные. Грубые. Мощные. Агрессивные. Воинственные. Наглые. Обаятельные. Рассеянные. Уставшие. Молчаливые. Суровые. Трогательные. Наивные. Универсальные. Ласковые. Бесцеремонные. Мужские.

И им интересно вместе?! Парадокс из мира хозяев обуви.

P.S. У Эмили открылась очередная выставка в Лондоне, с 11 ноября по 6 декабря в Eleven Spitalfields Gallery. Если Вы в Лондоне - сходите, Вам понравится!

Ноя

7

История изображения предметного мира. Часть I: Древний Египет

admin

Стела жрицы Зед-амон-эфон

Стела жрицы Зед-амон-эфон

Гробница Менны, писца ведомства пашен фараона. Жертвенные дары Около 1422-1411 до нашей эры Стенная роспись Фивы. Гробница Мены. Египет

Гробница Менны, писца ведомства пашен фараона. Жертвенные дары. Около 1422-1411 до нашей эры. Стенная роспись Фивы. Гробница Мены.

За прошедший месяц я успела написать обо всех периодах развития натюрморта в рамках станковой живописи. Были кратко затронуты особенности каждой эпохи – Европы XVII-XIX веков, натюрморт импрессионистов, натюрморт в России, натюрморт современных авторов. Но картина в раме и четкая структура жанров существуют относительно недавно, если рассматривать историю культуры человечества с так называемых первобытных времен.
Если посмотреть на понятие натюрморта шире – не как на материальное воплощение картины в раме, а как на тему – изображение вещей, то можно найти много интересного.
Традиция изображения вещей существует в каждой эпохе, ведь вещи – постоянные спутники человека, они всегда окружали нас, являлись частью быта, частью религиозной или общественной жизни. Вещи или nature morte изображались во все времена, только по-разному.
Предлагаю сегодня вашему вниманию натюрморты Древнего Египта. Конечно, логичнее было бы начать с первобытных времен, но я пока не нашла достаточное количество иллюстраций и интересного материала, чтобы рассказать вам об этом. На одном из натюрмортов мы видим фигуры царицы и бога Гора, «чистого» натюрморта в Древнем Египте не существовало, поэтому пусть вас не смущает такой контекст.
Искусство в древнем Египте (с 3 тыс. до н.э.) выполняло не столько эстетическую функцию (как происходит в наши дни), оно было жизненно необходимо. Можно скаламбурить и сказать, что оно было и смертельно необходимо, для отправления религиозного культа, для росписи гробниц, для подготовки загробного мира умерших. Искусство предназначалось не для осмотра, а для того, чтобы создать мир бессмертия. И уже это заставляет нас относиться к египетским росписям иначе, нежели к картинам. В древних росписях нет «неумелого» рисования, нет эволюции «от простого к сложному», это другая система ценностей.
Основные особенности представленных сегодня натюрмортов: отсутствие соотносительности пропорций, изолирование каждого предмета в замкнутом пространстве и невнимание к дифференциации материи. Эти признаки появляются позже в той или иной степени в художественном методе живописи авангарда, что вполне логично, если говорить о развитии культурного процесса по спирали.
Изображенная жареная дичь на блюде, гроздь винограда и окорок существуют сами по себе, они объективны и не передают никаких материальных признаков объема, фактуры, тактильных ощущений. Вещи продолжают двигаться. Замечательно об этом писал Б.Р. Виппер: «Убитая утка развертывает свои крылья, как если бы она летела, отрезанная нога – окорок – все еще бежит, а гроздь винограда все еще свисает вниз, хотя она лишена ветки». Мне кажется, что все логично, если еще раз вспомнить функцию искусства – создать условия для загробной жизни. Погребальные дары приносились мертвым из мира живых, как части мозаики, из которых сложится райская жизнь на «том» свете. Рыба должна сохранять свои «плавательные» способности, так же как птица «летательные», а виноград «растительные». Сохранены и переданы функции, силуэт, цвет предметов – значит ими можно «пользоваться». Пространство, перспектива, световоздушная среда не имеют никакого значения, иллюзия не нужна. Главное – перечисление равно необходимых предметов. В этом смысле египтяне создали идеально объективный мир вещей.
Интересно получается: термин nature morte в египетском искусстве приобретает совершенно иную окраску – не мертвые вещи, а вещи для мертвых. Вот такой каламбур…

А еще у нас на блоге проходит конкурс!

Ноя

5

Конкурс. Мария Мосягина, 5 лет, Санкт-Петербург

admin

Дорогие читатели!

На днях мы получили  письмо от Натальи Мосягиной, нашей постоянной читательницы, в котором она прислала нам рисунок своего ребенка. Как видите, это натюрморт, созданный под вдохновением старинной живописи и наших статей. Нам было очень приятно получить такой отзыв! Творчество детей - удивительно!

Мы тоже вдохновились и решили объявить конкурс на лучший детский рисунок - натюрморт. Победит тот, чей рисунок будет больше прокомментирован. С одного электронного адреса заcчитывается один комментарий. Победитель получит символический (но очень творческий!) приз. Конкурс открывается сегодня и завершается 25 декабря!

Наталья, мы просим Вас рассказать об авторе этого натюрморта. Сколько ему лет, как зовут, чем он увлекается и т.д. Ведь он - наш первый участник, поздравляем!

Ноя

1

Виллем Кальф. Натюрморт с рогом

admin

Виллем Кальф. Натюрморт с рогом, раком и стаканами, около 1653 г.

Виллем Кальф. Натюрморт с рогом, раком и стаканами, около 1653 г.

Вещи - это целый мир, отражающий жизнь человека. Этот мир изменяется вместе с человеком. Вещи рождаются, развиваются и умирают, имеют свою историю, приключения, и даже судьбу. Об истории вещей нам часто рассказывает живопись.  Натюрморты Виллема Кальфа относят к типу роскошных, “opulent still life painting“. И действительно, художник изображал не столько вещи повседневного обихода, сколько предметы уникальные, обладающие интересной историей создания, художественной ценностью.
Например, кубок-рог на представленной сегодня картине Кальфа был создан в 1565 году для гильдии амстердамских лучников. Когда художник работал над этим натюрмортом (примерно, в 1653 году), рог все еще использовался во время собраний гильдии. Этот чудесный сосуд сделан из рога буйвола, крепление - из серебра, если приглядеться внимательно, то можно увидеть в оформлении рога миниатюрные фигуры людей - это сцена рассказывает нам о страданиях св. Себастьяна, покровителя лучников. Видимо, Кальф (да и не только он, а и другие художники) брал этот рог у лучников в аренду, для того, чтобы написать свой шедевр. Неизвестно, сохранился ли кубок, но его изображение в натюрморте до сих пор живо и поражает нас своей красотой.
А вот еще интересная вещь - ковер на столе. Не правда ли, странно? Но это очень дорогой персидский ковер, тонкой ручной работы. Мало кто в Голландии мог позволить себе такой предмет роскоши. В натюрмортах Кальфа ковер всегда убран с обеденного стола и живописно смят. Вот интересно, пачкать дорогую вещь нельзя, а мять - можно…
На этом же натюрморте мы видим рёмер, известный с 1580 года, бокал с шишечками-ягодами на теле. Он начал производиться в рейнско-майнском регионе, позже стал популярен и в Голландии. Традиция добавлять в рейнское вино очищенный лимон пошла от того, что голландцы считали этот сорт вина слишком сладким. Добавлять в вино лимон - варварская традиция! Но вкусы и пристрастия человека меняются со временем в течение жизни, что уж говорить о вкусах человечества.
Рог, рёмер, персидский ковер - все эти вещи остались только в натюрмортах, да, может, еще в музеях. Вещь теряет свою уникальность и ценность. Но, возможно, оттого, нас, обладателей унифицированных предметов фабричного производства, так волнует вещественный мир роскошных натюрмортов Кальфа…

P.S. Рекомендую посетить вот этот замечательный сайт о Виллеме Кальфе.

Окт

29

Все утра мира уходят безвозвратно…

admin

Любен Божен. Десерт с вафлями, 1630 - 1635 г.

Любен Божен. Десерт с вафлями, 1630 - 1635

Мне бы хотелось посвятить эту статью памяти Гийома Депардье, который умер совсем недавно. Я смотрела лишь один фильм с этим актером, но впечатлений было достаточно, чтобы опечалиться, услышав трагическую новость о смерти Гийома. Фильм «Все утра мира» по одноименному роману Паскаля Киньяра. Кто не смотрел, посмотрите. Советую!
О чем он? О любви, о смерти, о жизни, о музыке, о славе, о далеком XVII веке, о Франции. Гийом и Жерар Депардье, сын и отец, играют там одного того же героя в молодости и в старости – композитора Марена Маре. По легенде Паскаля Киньяра молодой г-н Маре приходит в дом композитора и исполнителя г-на де Сент Коломба, чтобы учиться игре на виоле да гамба. Учил де Сент-Коломб по нашим меркам своеобразно. Однажды, он привел молодого Маре в мастерскую художника г-на Божена и сказал: «Прислушайтесь к звуку кисти… Сейчас Вы познали технику ведения смычка». Другое время – другие масштабы…
Теперь о том, почему я представляю Вам этот, на первый взгляд ничем не примечательный, лаконичный по форме, аскетичный по цвету, натюрморт Божена. В фильме «Все утра мира» предлагается интереснейшая история его создания. Натюрморт оживает из реального интерьера, каждый предмет связан с ежедневной жизнью и переживаниями, которые ее наполняют. Возможно, в реальности были и такие истории создания картин. Но нам о них не суждено знать, потому что тайну души прочно хранят вещи под молчаливо-утилитарным панцирем материальности. Для нас эти вафли – кулинарный изыск XVII века, а для художника или заказчика – это, возможно, символ страдания и любви.
У Сент Коломба и Маре складываются непростые взаимоотношения. Они расстаются надолго. Маре увлекает блистательная карьера музыканта при дворе Людовика XIV. А его учитель де Сент Коломб остается творить музыку в своей деревне. И спустя много лет происходит их встреча вновь:
- Сударь, могу ли я попросить вас дать мне последний урок? – спросил Маре.
- Сударь, могу ли я попытаться дать Вам первый урок? – возразил ему Коломб, - Музыка нам дана просто для выражения того, что не может выразить слово. В этом смысле она не вполне человечна. Уразумели ли Вы, наконец, что она не годна для королей?
- Я уразумел, что она годна для Бога.
- И Вы заблуждаетесь, ибо Господь говорит.
- Тогда для слуха людского?
- То, о чем, я не могу сказать, не годится и для слуха, сударь.
- Значит, для золота?
- Нет, ибо восхваляются одни лишь имена.
- Для тишины?
- Она – оборотная сторона речи.
- Для соперников-музыкантов?
- Нет!
- Для любви?
- Нет!
- Для сожаления о любви?
- Нет!
- Для того, чтобы забыться?
- Нет и нет!
- Быть может, для вафли, протянутой кому-то невидимому?
- Тоже нет. Что такое вафля? Она видима. Она имеет вкус, она съедобна. И стало быть, она ничто.
- Ну, тогда я не знаю, сударь. Я полагаю, что и мертвым надобно оставлять стакан с вином…
- Вот это уже ближе к истине.
- Чтобы те, кто навеки утратил свою речь, могли омочить губы. Для тени умершего ребенка. Для стука молотка сапожника. Для жизни, предшествующей младенчеству. Когда еще не дышишь воздухом. Когда еще не видишь света.

Когда-то для Любена Божена, для Сент-Коломба, Марена Маре, а теперь и для Гийома Депардье настало последнее утро жизни. Но в мире живых остались картины, музыка, фильмы… Давайте радоваться, что пока у нас есть возможность встречать утра мира.

И в довершение вы можете послушать концерт 44 «Могила скорбей» де Сент Коломба для виолы да гамба в исполнении Хили Перл.