События

Category Archive События

Натюрморты Маргариты Рубан.

На днях заглянув в музейно-выставочный центр «Петербургский художник» по адресу Мойка 100, мне удалось познакомиться с интересной художницей Маргаритой Дмитриевной Рубан. В галерее была представлена ее персональная выставка. Портреты, жанровые сцены на тему Великой Отечественной войны, лирические пейзажи и цветочные натюрморты — работы разных жанров объединены ярким, гармоничным колоритом и совершенно особенной живописной манерой. Личное обаяние Маргариты Дмитриевны невозможно передать ни одним описанием: энергичность, жизнерадостность, открытость, озорная улыбка — какую не часто встретишь у молодых.  Все это отражается в ее картинах, вот некоторые из представленных на выставке.

М.Рубан. Натюрморт

М.Рубан. Натюрморт с цветами.

М.Рубан. Натюрморт

М.Рубан. Букет.

М.Рубан. Выставка.

А вот небольшое интервью:

-Что значит натюрморт для вашего творчества?

Натюрморт… ну начиналось все с того, что мама нарезала в саду цветы, приносила мне со словами — у тебя хорошо получается, рисуй. Мы тогда жили за городом. А у меня ни горшков, ни ваз не было красивых, я писала тогда натюрморты с неохотой. Но потом я поняла, что это очень удачный жанр, потому что картину начать можно сейчас, а закончить значительно позже, в другом настроении.

Натюрморт для художника — это хорошая штудия?

-А почему нет? Это натура, вот ты ее и пишешь, но добавляя свое понимание. Не понравился горшок — поменял, убрал или добавил цветок, фрукт, или драпировку. Ты сам моделируешь композицию, этот жанр предоставляет художнику много свободы. Сейчас так много ваз, красивых горшков, а вот цветы в городе дорогие… Полевые цветы не всегда удается довести до дома в первозданной красоте. Поэтому сейчас я пишу меньше натюрмортов.

-А кто из мастеров прошлого повлиял на ваше творчество, в частности на натюрморты?

Голландцы! Они меня всегда восхищали. Но только сейчас мне начинает открываться — где веточка, где жучок, а раньше я видела только в общем. А сейчас я начинаю видеть, на чем все держится! Вот, например,  цветок — и от него все пошло, как архитектура здания. Их натюрморты идеально сконструированы. Конечно, жаль, что так поздно приходит осознание того, как надо писать, как смотреть на картины старых мастеров, и что там видеть.

Маргарита Дмитриевна Рубан.

Маргарита Дмитриевна Рубан.

Хотелось бы пожелать Маргарите Дмитриевне дальнейших творческих успехов и открытий, ведь познавая мир, человек развивается, а значит живет полной творческой жизнью!

Ж.Перек. Жизнь способ употребления. Пер. с фр. В.Кислова. СПб: Изд-во Ивана Лимбаха, 2009

Впервые на нашем блоге о натюрмортах я собираюсь написать не о живописном произведении, а о литературном. Недавно мне в руки попал роман Ж. Перека — довольно увесистая книга в твердом переплете с хорошей бумагой. Я очень люблю качественно изданные книги, и думаю, именно приятная на ощупь обложка и изображенные на ней натюрморты — заставили меня открыть эту книгу.

Читать мне ее пришлось в тихие летние дни, находясь в пустынно-необъятном здании Академии Художеств — той, что находится на берегу Невы, напротив сфинксов. К чему я так подробно описываю эти обстоятельства знакомства с романом, и чем так примечательна эта книга? Описания интерьера и натюрморта можно встретить в любом тексте, но чтобы он был настолько подробен и действенен — едва ли. Почти все действия происходят в пределах предметного мира, в пределах комнат, в пределах дома. Это такая матрешка мира, созданного человеком. «Будуар мадам Альтамон. Это интимная комната: темное помещение с резными дубовыми панелями, стенами, обтянутыми крашеным шелком и тяжелыми гардинами из серого бархата. У стены слева, между двумя дверьми, — канапе табачного цвета, на котором лежит маленькая болонка с длинной шелковистой шерсткой. Над канапе висит большая картина в стиле гиперреализма, где изображены блюдо спагетти, от которого идет пар, и банка какао «Van Houten» (глава LXII, Альтамон 3).

После прочитанной книги «Нулевая степень письма» Барта, размышлений Фуко и Бодрийяра на тему связи слова и предмета книга Перека пришла очень вовремя и поразила меня именно своей стройностью формы, в которой слова и вещи уживаются в одну идеальную структуру. Эта книга превращается в интеллектуальное наслаждение, как только поймешь ее строение. Автор не спорит с формой, он делает ее главной и единственной героиней. Сюжет строится на описании жилого дома № 11 по улице Симона Крюбелье в одном из безвестных французских городов. Описание жильцов дома предстает  в последовательности, соответствующей расселению людей по этажам. Роман писался 10 лет, состоит из 99 глав, 107 разных историй и описывает 1467 персонажей. По замыслу автора, роман можно читать с любого места, выбрать любой этаж или следить за историей отдельно взятого жильца. Все события романа были предопределены автором с самого начала, роман писался по четко спланированному плану, в соответствии с которым, события жизни жильцов осуществляются только ходом шахматного коня, определенные главы должны состоять из шести страниц, содержать определенные слова и так далее.

Истории тех или иных предметов представлены так же как и описания событий судьбы, экзотических приключений, мелких происшествий, чудовищных преступлений, утопических прожектов и т.д. Все это похоже на принцип списков, на лабиринты, на задачки по тригонометрии, на пазлы (сюжет создания и собирания пазлов является центральным в романе) на музыкальные секвенции средневековья, на сад расходящихся тропок?. Да, именно это родство с романом, который у Борхеса описывается как лабиринт времени — у Перека я вижу лабиринты предметов, отражающих судьбы героев.

Читать эту книгу сложно и изнурительно. Но хотя бы чуть-чуть надкусить, ощутив изящный вкус и спокойствие, которое может взорваться внезапно от неожиданной концовки очередной истории, или углубиться в медитацию наблюдений. После прочтения очередного отрывка, я понимала, что загипнотизирована настолько, что могу услшать рассказ даже от бездушной колонны в вестибюле Академии Художеств. Это очень красивый и стройный роман о жизни вообще. Написанный словами still life

?Борхес Х.Л. Сад расходящихся тропок. Рассказ.

Открытие выставки LA NATURE MORTE.

7 Октября 2010 года арт-галерея «МОНМАРТР» (Санкт-Петербург) состоялось открытие выставки, посвященной натюрморту. Анонс этого события мы публиковали раньше, а вот как это было.

Натюрморт явился основной темой не только в создании экспозиции, но и в незримой атмосфере. Звучала живая музыка, которая возрождала в памяти образы Франции, разносился аромат круассанов и яблок, дружеская, открытая беседа была естественной и желанной. Говорили о живописи, о творческих планах, о впечатлениях ушедшего лета — обо всем том, чем хотелось поделиться.

Работы, которые были собраны в этой экспозиции, отражают абсолютно разный подход художников в создании, казалось бы, простого и понятного мира вещей. Это наполненный солнцем картины Г.Бернадского, восточные натюрморты С.Нуримова, монохромные, почти графические работы Ю.Первушина, удивительно лаконичные композиции Николая Резниченко и многие другие.

На выставке мы познакомились с писателем-обэриутом (как он сам себя представил) Тарасиком Петриченкой, который на днях вернулся из Бразилии, и, хотя питерская культурная жизнь весьма отличается от жаркой бразильской, впечатлениями Тарасик был переполнен, и натюрморты, представленные на выставке, нашли отклик в его сердце.

Мы очень рады, что познакомились с создателями замечательной галереей  «МОНМАРТР», и надеемся, что и в дальнейшем наш блог будет отражать хронику их творческих проектов. Но все-таки, если у вас, дорогие читатели, есть возможность — сходите туда сами, ведь лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать или даже прочитать. До новых встреч!

Приглашение на выставку!

7 Октября 2010 года арт-галерея «МОНМАРТР»

представляет выставку-презентацию

LA NATURE MORTE

«La nature morte» — заключительная выставка проекта галереи «Монмартр», посвященного году Франции в России. В экспозиции будет представлена как классическая академическая живопись, так и работы, выполненные в современной традиции постмодерна и авангарда. Все участники проекта являются признанными мастерами живописи и графики. Это Павел Антипов, Геннадий Бернадский, Муса Мусаев, Надежда Анфалова, Дарья Коллегова, Николай Резниченко, Александра Овчинникова, Магомед Амаев, Витольд Смукрович, Юрий Первушин, Ашот Хачатрян, Сабит Нуримов.

На днях мы познакомились с этой замечательной арт-галереей и ее создателями, которые любезно пригласили нас посетить эту выставку, пообщаться с художниками и представить им наш блог о натюрмортах.  Заходите и вы туда, дорогие  читатели! Натюрморт нас объединит уже не в виртуальном, а в реальном пространстве. А с теми, кто находится далеко от Санкт-Петербурга, мы  поделмися нашими впечатлениями об этом событии на блоге, так что, в любом случае, до встречи!

La nature morte — это прекрасно!

Винсент Ван Гог. Ваза с двенадцатью подсолнухами.

Винсент ван Гог. Подсолнухи.

Винсент ван Гог. Ваза с двенадцатью подсолнухами. Арль, январь, 1889

Осенние солнечные деньки — самые сладкие, самые яркие, самые теплые. Потому что приходит время попрощаться с летом, и хотя мы знаем, что оно, следуя незыблемому закону природы, обязательно вернется, нам все равно жаль с ним расставаться. Недавно я с удовольствием лузгала семечки не из магазинного пакетика, а из подсолнуха. Для городского жителя — это сущее наслаждение! Эти маленькие солнышки, впитывающие энергию большого светила, словно аккумуляторы света, они дают нам то, что сложнее всего найти и невозможно купить — радость жизни. И я решила поделиться своим подсолнечным настроением с вами, дорогие читатели, опубликовав на страницах нашего блога, знаменитый натюрморт Ван Гога. Написанная в желтовато-коричневой гамме, эта картина великолепно передает осенний колорит. Солнце светит все меньше, зато красота осенней листвы изобилуют в разнообразии от янтарных и лимонных оттенков до алых и бархатно-бордовых.

Нашему сайту этой осенью исполняется 1 год. За это время нас посетили более 25000 человек. Это очень приятное чувство — осознавать свою нужность, найдя в огромном интернет-пространстве любителей натюрморта, людей, поддерживающих лозунг: «Натюрморт — это прекрасно!«.

Спасибо вам!