Архив

Вы просматриваете архив блога onaturmorte.ru по рубрике Разное .

Авг

6

Натюрморты с выставки аргентинского экслибриса.

By admin

4 августа в 19.00 в Библиотеке Книжной Графики (ул. 7-я Красноармейская, 30) Санкт-Петербурга состоялось открытие выставки аргентинских экслибрисов. На выставке представлены работы тридцати шести художников, о чем сообщает название: «35+1″.

Именно на страницах блога о натюрмортах мне бы хотелось сообщить об этом замечательном событии. Во-первых, потому что экслибрис - это удивительный пример графической миниатюры, которая по своему прикладному значению стремится стать частью книги. А книги часто становятся главными героями натюрморта. Но есть еще и другая причина: на этой выставке я увидела множество примеров натюрмортов в экслибрисе.

Автор - Marcela Purita. Натюрморт отражает символы Аргентиы: калабас, бомбилья, мате

Автор - Marcela Purita. Натюрморт отражает символы Аргентины: калабас, бомбилья, мате.

Автор - Esteban Grimi. Использует множество разнообраных графиеских техник, считает, что техника - это часть замысла,о это не тюрьма ограничений, а почти магическая свобода для фантазии.

Автор - Esteban Grimi. Использует множество разнообраных графиеских техник, считает, что техника - это часть замысла, но это не тюрьма ограничений, а почти магическая свобода для фантазии.

Предмет - как часть сюжета, предназначенного отразить лаконично и образно особенности профессии, интересы или состав библиотеки владельца. Существует традиция гербовых, вензелевых и, наконец, сюжетных экслибрисов.  На этой выставке собраны именно сюжетные экслибрисы, выполненные в разных графических текстах: линогравюры, ксилографии, цветные ксилографии, офорты, тонированные вручную, с использованием компьютерной обработки и т.д.

Вся коллекция - работы аргентинских художников. Это уникальная возможность для российского зрителя познакомиться с традициями  графики Латинской Америки. Яркие, экспрессивные, страстные визуализации, собранные в небольшие композиции экслибриса, вызывают сильные чувства и эмоции - от радостного хохота, до ощущения беспросветности и муки жизни. Вспоминаются литературные образы мира Хулио Кортасара и Хорхе Луиса Борхеса.

беседа с Бенуа Жано

беседа с Бенуа Жано

Мне посчастливилось познакомиться с владельцем этой замечательной коллекции экслибрисов Бенуа Жано, который рассказал удивительную историю зарождения своего собрания: “В самом начале своего страстного увлечения экслибрисом, я искал интересные варианты в книжных и антикварных магазинах. Однажды судьба свела меня с музыковедом Питером Францем, который вручил мне папку с экслибрисами, сказав, что подарок. И только придя домой, я оценил масштаб этого подарка! Там были работы Дюрера, Кранаха, а также менее известных старинных мастеров эпохи Возрождения. Я позвонил Францу и сказал, что не могу принять такой дар. Он мне ответил, что эту папку ему отдал один пожилой еврейский иммигрант. Он бежал из Германии в 30-х годах в Буонэс-Айрес с одним чемоданом, взяв с собой только эти сокровища своей коллекции. Он знал, что Питер Франц не коллекционирует экслибрисы, но отдал ему эту папку со словами:”Однажды ты встретишь увлеченного коллекционера экслибрисов, отдай ему этот дар от всего моего сердца…” Возможно, без этой истории не случилось бы петербургской выставки.

Думаю, вы согласитесь - вся наша жизнь наполнена удивительными историями, подарками и открытиями. Уверена, что посещение этой выставки станет для вас необычным и приятным погружением в мир графических образов Аргентины. Торопитесь, выставка продлится всего лишь до 30 августа!

Июл

16

Хуан Ван дер Хамен и Леон. Натюрморт с коробками для сладостей, 1621 г.

By admin

24 июня 2011 года в Государственном Эрмитаже (Двенадцатиколонный зал) открылась выставка “Диалоги. Живопись барокко из музеев Андалусии”. Эта интереснейшая экспозиция представляет живопись южной области Испании, Андалусии, периода расцвета ее искусства в XVII веке, в так называемом “золотом веке”.

На этой экспозиции выставлен замечательный натюрморт Хуана Ван дер Хамен и Леона (Juan van der Hamen y (G?mez de) Le?n). И если вам окажутся не по душе монастырские картины с многочисленными распятиями, мадоннами с младенцами, мучениями святых или портреты странных женщин в черных платьях, то этот натюрморт насладит ваш взор своей простой красотой и тонкостью исполнения.

Хуан Ван дер Хамен и Леон. Натюрморт с коробками для сладостей 1621 г.

Хуан Ван дер Хамен и Леон. Натюрморт с коробками для сладостей 1621 г.

Хуан Ван дер Хамен и Леон был сыном фламандского придворного при испанском королевском дворе. Признание его художественного дара произошло в сентябре 1619 года, когда для королевского дворца Эль-Пардо приобретаются его натюрморты.

Испанский натюрморт XVII века - своеобразное явление мировой живописи: строгий, контрастный по освещению, минимум предметов, без кулинарных излишеств, без разрезов и внутренностей, без “складочек и рюшечек”, о которые то и дело спотыкается взор зрителя в голландском still life. В испанском натюрморте все до аскетизма лаконично, возможно, это связано с мировоззрением католиков, избегающих роскоши и сластолюбия, посмотрите на still life Луиса Мелендеса или Хуан Санчес-Котана. Космос пространства-фона, из которого появляются предметы, овощи, рыба, кухонная утварь. В картине Хуана Ван дер Хамен и Леона выставлены как на витрине: керамический сосуд, ложка (с ручкой удивительной формы: приглядитесь, это копытце!), баночка вишневого варенья (голландцы обязательно бы ее открыли и измазали пару ложек) и загадочные коробки для сладостей.

Эти коробки, вернее их скрытое содержимое, меня как знатного сладкоеда очень мучают. Что там хранилось? Печенье, цукаты, тончайшие вафли, а, может, шоколад? Импорт какао-бобов в Испанию из Центральной Америки начался в 1528 году благодаря завоевателю Эрнандо Кортесу, кондитеры начали экспериментировать с добавками, так появились шоколадные конфеты с медом, ванилью и фруктами. Так что очень возможно, что эти деревянные коробочки скрывают райское шоколадное наслаждение! Витиеватая подпись автора указана на каменной столешнице - я там был, все поставил, нарисовал и стремительно ушел, задев серебряную ложку… Уверяю вас, я на мгновение ощутила инстинктивное желание перфекциониста: поправить ложку, чтобы не упала. Этот натюрморт, созданный триста лет назад, отразил мои желания и особенности натуры, как зеркало. Удивительная сила, мудрость и актуальность изобразительного искусства!

Выставка продлится до 25 сентября 2011 года, время еще есть. Но рекомендую не откладывать удовольствие пообщаться c прекрасным искусством солнечной Испании.

Июл

3

Jean-Paul Gourdon. Натурализм фаянса.

By admin

Должен ли художник воспроизводить природные формы, достигая высшей степени имитации, или его цель - переосмысление реальности? Каждый мастер находит свой ответ на этот вопрос. Сегодня я предлагаю вам познакомиться с творчеством французского художника Jean-Paul Gourdon, который в 1997 году получил награду “Best French Craftsman”-”Лучший французский мастер”, делает фаянс в стиле 18 века. Более подробная статья о нем здесь.




Подобные предметы декоративного искусства имеют давнюю традицию. То, что делает Jean-Paul Gourdon - это хорошо забытое старое. Почитать о фарфоровых натюрмортах в Царском селе можно здесь. Играть в догонялки с природой - удивительно увлекательное занятие. Возможно, именно в миметическом искусстве заложен правильный путь познания мира, а, может, это всего лишь один из этапов восприятия красоты и формы.

Июн

3

Le Roman de la Rose.

By admin

Путешествие во сне, осознанное сновидение, восприятие сна как параллельной реальности - это, скажете вы, мировоззрение сегодняшнего дня. Nil sub sole novum1 - отвечу я, и не случайно хочется вспомнить латынь. Сегодня мой рассказ будет вдохновлен удивительной книгой, написанной в далеком XIII веке, в средневековой Франции. В этой книге сон так же реален, как явь, сон - это основное место действия.
Думаю, многие уже догадались, что речь идет о знаменитой “энциклопедии средневековья”, о “Романе о Розе“. Этот роман в стихах2 состоит из двух частей: автор первой части - Гийом де Лоррис (Guillaume de Lorris), второй - Жан де Мен (Jean de Meung). Хотя роман и объединен в две части, по моему ощущению это два совершенно разных произведения. Первая часть - это чистый образ, написанный вдохновенным двадцатилетним юношей, вторая часть - это уже нравоучительная поэма, представляющая скорее интеллектуальный интерес. Читая первую часть, ощущаешь вкус, цвет и аромат,  во второй части включается в работу другое полушарие мозга: автор заставляет читателя анализировать, посмеиваться, соглашаться или спорить. Хотя, все же чаще соглашаться: удивительно, насколько мысли средневековья актуальны для современности3.
Но следуя теме нашего блога - натюрморт, мне бы хотелось привести примеры некоторых книжных иллюстраций, созданных в XIV-XV веках, во Франции.

A leaf from the "Romance of the Rose", 1390, 30?24.5 см, Варшава

A leaf from the "Romance of the Rose", 1390, 30?24.5 см, Варшава.

Guillaume de Lorris and Jean de Meung, Le Roman de la Rose, in a manuscript made for Louise of Savoy, mother of Francis I, with many miniatures in the style of Robinet Testard, French, late 15th century.

Guillaume de Lorris and Jean de Meung, Le Roman de la Rose, in a manuscript made for Louise of Savoy, mother of Francis I, with many miniatures in the style of Robinet Testard, French, late 15th century.

Guillaume de Lorris and Jean de Meung, Le Roman de la Rose, in an illustrated copy dated in a half-erased inscription at fol. 153v, Paris 1348.

Guillaume de Lorris and Jean de Meung, Le Roman de la Rose, in an illustrated copy dated in a half-erased inscription at fol. 153v, Paris 1348.

Эти интерьерные сцены - как иллюстрации первых строк романа:

Мне шел тогда двадцатый год:
Амур в ту пору дань берет
Со всех. Однажды в час ночной
Я спал, как будто бы хмельной,
Так крепко, что во сне был явлен
Мне мир иной, и им оставлен
В душе моей глубокий след, -
Сон сбылся через много лет.

Подобный сюжет сна и спальни, изображенный в иллюминированных книгах, мы уже рассматривали раньше, например, в рассказе о “Путешествие души”(Jean Galopes, Liber Peregrinationis Animae). Средневековые художники вводят минимум бытовых подробностей: умывальник, кровать с балдахином, стол, стулья или кресла. Пространство передано тоже условно, перспективные сокращения далеки от классических построений, здесь мы видим пример обратной перспективы, принятой в средневековой живописи и в иконописи. В целом, этот предметный мир представляется как декорации, в котором живет человек. Природа оказывается ближе и интереснее, с какой удивительной любовью и вниманием художник выписывает орнамент цветов и листьев в оформлении книги и далее в сценах (можно найти здесь). Почти так же как автор романа подробно и с любовью описывает райский сад, куда он случайно попадает во сне.

Я очень рекомендую прочесть эту книгу (в переводе И.Б. Смирновой или на каком-нибудь из европейских языков), подробно познакомиться с иллюстрациями (например, здесь) и ощутить вкус той эпохи, потому что очень часто, упуская что-то из прошлого, мы теряем яркую краску настоящего. Роман о Розе - о любви, согласитесь, что Ars amandi4 - это тема, которая никогда не сможет потерять актуальность.

—————————————————–

1 Ничто не ново под солнцем (лат.)

2 здесь и далее цитаты по изданию: Роман о Розе. Средневековая аллегорическая поэма / Авт.: Гийом де Лоррис, Жан де Мён; Пер. и коммент. И. Б. Смирновой. М., 2007.

3 в контексте этих размышлений хотелось бы порекомендовать книгу Франциски Фуртай “Ars et schola. Теория изобразительного искусства в Средние века”, изд. Эйдос, 2010

4 Искусство (наука) любви (лат.)

Май

24

Профессии и занятия. Часть 2. Портной.

By admin

Продолжая тему профессий и занятий, отраженных в живописи и гравюрах средних веков и эпохи Ренессанса, мне бы хотелось рассказать о профессии портного. В средние века квалифицированные ремесленники занимали промежуточное место между крестьянами и знатью. Рост городов привел к увеличению ремесленного люда. К XV веку представители всех профессий были объединены в гильдии, в которых были выработаны правила работы и условия членства. В таких странах как Англия и Франция, ремесленные гильдии были силой, с которой правителям приходилось считаться.

Австрийская национальная библиотека. Вена. Codex Vind.SN.2644

Портной снимает мерку с заказчика. Австрийская национальная библиотека. Вена. Codex Vind.SN.2644

На столе у портных мы видим натюрморт рабочего беспорядка: ткань, ножницы, обрезки материи. Дело портного было потомственным. Притом часто это ремесло становилось искусством, вдохновенным и тонким. Мирное время обращает человека к искусству и к заботам собственной наружности. Портной стал не только исполнителем, но и автором костюма.

Мастерская портного. Гравюра, конец XVI века

Мастерская портного. Гравюра, конец XVI века.

Портные XV века отлично владели многими приемами шитья, какими мы располагаем сейчас, и почти всеми видами покроев, развитию которых способствовал интерес к анатомии и геометрии. Ренессансные портные шили одежду и создавали костюмы. Это не одно и то же. Одежда - это рубашки, штаны, кафтаны и перчатки, а костюм - это целостный образ, ансамбль, подобранные с учетом положения человека, его регалий, грима, мелких аксессуаров.

Портной. Джамбаттиста Морони. 1570 г.

Портной. Джамбаттиста Морони. 1570 г

Волокна льна, шерсть овец, шкуры волов, перламутр раковин, кристаллы камней, нить шелковичного червя, металлы, красящие соки растений, ароматические выделения китов и мускусных кошек - все это человек эпохи Ренессанса рассматривает как первичный материал для особого творчества, для создания собственного облика.

Британская библиотека. Лондон. MS Royal 15. E.VI f.269 r

Мастера красят материю. 1482, Фландрия. Британская библиотека. Лондон. MS Royal 15. E.VI f.269 r

Не сохранились свидетельства о подробностях процесса крашения одежды в XV веке, но более поздние документы нам доступны. Например, в 1607 году торговая фирма разослала список товаров, где были перечислены семьдесят четыре цвета, помимо оттенков, знакомых нам в современное время, были и такие как “цвет трубочиста”, “поцелуй меня, милашка”, “цвет короля”, цвет потерянного времени” и т.д. Так как красили вручную, и каждый красильщик, гордящийся полученным новым цветом, давал ему соответствующее имя.

Столь трепетное и серьезное отношение к производству ткани, пошиву одежды и созданию костюма дает нам прекрасную иллюстрацию способа мышления людей того времени. Ремесленник как творец, искусство как ремесло - эти понятия близки и часто пересекаются в мировоззрении человека XV-XVI веков. Детали повседневной жизни той эпохи могут заставить нас о многом задуматься, в наш век одноразовых вещей, сделанных на фабричном потоке.

Профессии и занятия. Часть 1. В мастерской ювелира.

Для написания статьи использовался материал из книги Аллы Черновой “Все краски мира, кроме желтой…” (М.: Искусство, 1987)  и  из энциклопедии “Панорама средневековья” под ред. Р. Бартлетта (М.: Интербук Бизнес 2002).