Голландский художник Ян ван дер Хейден

Голландский художник Ян ван дер Хейден

Давно я не писала о натюрмортах, которым и посвящен был изначально этот ресурс. Ну вот, время и вдохновение нашлось! Итак, мой рассказ сегодня будет посвящен голландскому художнику Яну ван дер Хейдену (Jan van der Heyden, 1637-1712), который работал как художник-витражист, график, но большая часть его работ — это живопись, архитектурные пейзажи и натюрморты. Голландская натюрмортная живопись так называемого «Золотого века», то есть XVII века — моя любимая тема, о ней я писала не раз.

Ян Хейден родился в Гронингхеме (Нидерланды), в меннонитской семье в 1637 году. Меннониты — это ветвь протестантизма, возникшая в приблизительно в середине XVI века, отличающаяся стремлением к миру и непротивлению насилию. Протестантизм в целом оказало сильное влияние на развитие всего искусства и живописи  в частности. К концу XVI, началу XVII вв. формируется человек нового типа: предприниматель, индивидуалист, постоянно расширяющий сферу своих интересов и занятий. Именно в труде он видел благословение Бога и трудился не покладая рук. Простота быта, отказ от роскоши,  строгость и аскетизм, причем не только материальный, но и эмоциональный — все это становится новыми ценностями в искусстве, например, той же Голландии XVII века.

Семья Хейдена переехала в Амстердам в 1646 году, и там же юноша начинает учиться живописи, скорее всего в мастерской своего родственника. Это был вполне обычный для того времени наследственный путь художника. Вообще, когда начинаешь рассказывать о каком-нибудь голландском художнике XVII века, неизбежно попадаешь в сериал дядей, братьев, племянников, впрочем, даже иногда тёть, потому что женщины тоже занимались живописью, хоть и не так часто. Учителем ван Хейдена мог быть Якоб ван дер Улфт (Jacob van der Ulft, 1621-1689), работавший как витражист и мастер архитектурных пейзажей. Даже если Хейден и не был его учеником, то через цеховое общение точно об Улфте знал и видел его работы.

Якоб ван дер Улфт. Вид Амстердама 1653-56.

После удачной женитьбы в 1661 году ван Хейден поселяется в самом центре Амстердама, на канале Херенграхт, в живописном и богатом месте, которое вдохновило его на создание архитектурных пейзажей. Картину с изображением амстердамской ратуши, уходящую в перспективу улицы, в 1668 году купил Козимо Медичи III, великий герцог Тосканы. Подобное внимание итальянского двора, который всегда был привередлив в своих эстетических пристрастиях, без условно, было лестно художнику. Впрочем, и амстердамский бургомистр удостоил ван Хейдена своим вниманием, приобретя несколько его работ.

Ян ван Хейден. Ратуша Амстердама, 1667 г.

Когда Яну ван Хейдену было около 15 лет, он стал свидетелем огромного пожара в центре Амстердама. Старые города горели часто и беспощадно. Из-за того, что дома или перекрытия домов были деревянными, из-за скученности центральной застройки города, из-за того, что пожарные машины были весьма несовершенны. Зрелище горящей ратуши осталось в памяти художника. В 1690 году Ян ван Хейден, вместе со своим сыном — тоже Яном — создает серию гравюр «Пожары Амстердама» (вот так и получается… Ян I, Ян II и путаница по этому поводу). Кроме того, ван Хейден участвовал в создании усовершенствованной машины с насосом, для тушения пожаров.

Ян ван Хейден. Гравюра «Пожар в Амстердаме», 1690

Вообще, точно неизвестно, бывал ли ван Хейден во всех городах Германии, Фландрии и Голландии, которые он запечатлел в своих архитектурных пейзажах. Может быть, он путешествовал виртуально, ведь гравюры его коллег-художников вполне были доступны для копирования, для получения информации об облике далеких городов.

Что ж, теперь о натюрмортах. В этом жанре ван Хейден работал в начале и в конце своей художественной жизни. В представленном ниже still life тема кабинета художника и «vanitas» (тщетность жизни, суета), сочетаются в единой композиции, как, например, в задумчивых, меланхоличных картинах Геррита Доу. Артистически скомканная драпировка на первом плане и роскошная мраморная колонна отсылают нас к порывистому стилю барокко. Изобилие дорогих заморских вещей на столе: китайская шелковая скатерть, японский лакированный шкаф, чучело игуаны — славят колониальные достижения Голландии, продолжая традиции роскошных натюрмортов Виллема Кальфа.  Книга раскрыта на изображении географической карты, где показаны укрепления Берген-оп-Зом. Это один из самых узнаваемых географических объектов, потому что связан со славой Нидерландов во время противостояния с Испанией. Во время Нидерландской революции горожане примкнули к повстанцам и успешно противостояли осадам испанских полководцев Алессандро Фарнезе в 1581 году и Амброзио Спинолы в 1622.

В общем-то, такой бессловесный жанр, как натюрморт, идеально подходит для рассказа о стране, рекламе ее товаров, ее возможностей и мощи.

Ян ван дер Хейден. Натюрморт с глобусом, книгами, скульптурой, 1670

Эта же карта, бастионы укреплений также встречается и в одной из последних картин ван Хейдена, в натюрморте с «Коллекция редкостей».

Ян ван дер Хейден. Коллекция редкостей. 1712

Ян ван дер Хейден ушел из жизни состоятельным человеком, знаменитым художником. Его дело продолжил его единственный ученик и сын, как вы уже помните, тоже Ян.

По материалам англоязычной Википедии.

В настоящее время я работаю над своим каналом в Телеграмм. Загляните! Будем путешествовать вместе!
https://t.me/architecturetravel

Tags, , , , , ,

Эрмитаж. Русская революция

Государственный Эрмитаж откликнулся на юбилей, 100-летие Революции масштабной выставкой. О том, как она была подготовлена, кто работал над экспозицией, почему экспонаты расположены именно в такой последовательности рассказывает на этом видео директор Михаил Борисович Пиотровский.

Солнечный Петербург Павла Еськова

В галерее «Мольберт«, что уютно расположилась во дворах Капеллы, сейчас проходит персональная выставка Павла Еськова (9 января — 11 февраля 2018 года).

Живопись Павла сочная, насыщенная, радостная. Петербург в его работах предстает симфонией красок и света. Такую атмосферу воздуха и солнца в нашем городе встретить можно нечасто. Это мгновения, когда случаются пушкинские «мороз и солнце», когда нахлынут предзакатные всполохи алого от уходящего солнца, это летний тихий зной, который в последние лет пять так редко балует Петербург. Блики воды, переливы драгоценных самоцветов снежного наста, густые тучи и нежнейшие оттенки светлого неба — все это главные герои живописных полотен Павла Еськова.

Вроде бы такие знакомые со всех ракурсов архитектурные объекты, стили, школы, направления… вдруг оживают и начинают танцевать в вихре света и цвета. Невский проспект и его перспектива уходят в поэтичную вдаль, Зимний сливается своей зеленью фасадов со свежестью зелени парка, колокольня Никольского собора утопает, плавится, нежится в весеннем солнце.

Павел Еськов. Галерея Мольберт

Павел Еськов. Галерея Мольберт

Павел Еськов. Галерея Мольберт

Павел Еськов. Галерея Мольберт

Павел Еськов. Галерея Мольберт

Павел Еськов. Галерея Мольберт

 

Tags, , , ,

Кабинет книги художника. Экспозиция Государственного Эрмитажа

Прогуливаясь по четвертому этажу пространств Главного Штаба, я, увлекшись линией рисунков и гравюр Тулуз-Лотрека, попала в небольшой полукруглый зал с приглушенным светом, где в витринах были собраны большие фолианты с иллюстрациями. Книги — это то, что я очень люблю, как предмет, который можно листать, щупать, нюхать, ну, и конечно, читать.

Книги в той экспозиции являют собой интереснейшее сочетание и текста и картины. «Книга художника» (livre d’artiste) – это книга, иллюстрированная оригинальными эстампами (литографиями, ксилографиями, гравюрами на металле), набранная вручную специально подобранным шрифтом, отпечатанная на высококачественной, также вручную изготовленной бумаге очень ограниченным (в среднем около 300 экземпляров) тиражом. Обо всем этом я узнала на экспозиции, где удобная подача информации ненавязчиво разъясняет суть экспонатов.

Итак, можно увидеть самые разные техники гравюр — ксилографию, офорты, литографию. Познакомиться с графическим творчеством французских художников начала XX века: Шагала, Майоля, Анри Лоранса, Пикассо, Хуана Миро, Жоржа Брака. Особо заинтересовавшимся зрителям можно сравнить графику с живописными полотнами, представленными в соседних залах.

С 12 июля 2017 года в Главном штабе на новой постоянной экспозиции Кабинета книги художника будут представлены шедевры иллюстрированной книги XX века из собрания Эрмитажа.

Tags, , , , , , ,

Нефертари и Долина цариц. Из коллекции Египетского музея в Турине, 16.06.2017 — 10.01.2018

Эрмитажная коллекция древнеегипетского искусства богатая, но все-таки очень уж сдержанная по цвету, если не сказать, что унылая. Приехавшая к нам в Санкт-Петербург коллекция Туринского музея предлагает иное впечатление. Конечно, это все те же саркофаги, и заупокойный культ и книги мертвых, но все же они цветные, яркие, солнечные. Предметный мир в изображениях Древнего Египта выстраивается в структуру строгой композиционной и символической ясности.

Результаты раскопок Э. Скиапарелли и его экспедции в Долине цариц (1903−1905) и в Дейр эль-Медине (1905−1908) превратили Туринский музей в одно из лучших собраний фиванских материалов и один из важнейших центров изучения египетской культуры Нового царства и Первого тысячелетия до н. э.

В основе выставки «Нефертари и Долина цариц. Из Египетского музея в Турине» − фиванские материалы, добытые Дроветти и Скиапарелли. Ключевая фигура выставки − царица Нефертари, оказывается представленной на фоне Долины цариц, где экспедиция Скиапарелли открыла ее гробницу.

Статуэтка обожествленной царицы Яхмос-Нефертари Новое царство, XVIII династия (1550–1292 гг. до н. э.) Дейр эль-Медина Дерево, роспись 38×11,5×7 см

Стела Кела XIX династия, правление Рамсеса II (1279–1213 гг. до н. э.) Дейр эль-Медина. Известняк, роспись
76×55 см

Ларец с цветочным орнаментом
Новое царство, XVIII династия (1550–1292 гг. до н. э.) Происхождение неизвестно. Дерево, роспись, 30×36×36 см

Статуя Идет и Руйу
Новое царство, начало XVIII династии (1480–1390 гг. до н. э.) Фиванский некрополь (?)
Известняк, роспись 36×19×20 см

Tags, , , ,